emercy
22.03.2012 в 17:49
Пишет Трегги Ди:

и в качестве хулиганства ( и психологической разгрузки рассветных мук ) вот такая штукенция:


– Ладно, допустим, – пробормотал задумчиво Джордж, выстукивая большим пальцем ноги по столу «марсельезу». – Ладно, допустим, допустим, я сказал – ДОПУСТИМ, – крикнул он и от полноты чувств пару раз стукнул Малфоя по лбу, – допустим, мы вылечим его. Но как нам это сделать, если он совершенно, полностью, непоправимо и неоспоримо ТРУП??!

Малфой шваркнул сковородку на плиту – комки омлета разлетелись в стороны, мягко шмякаясь о щеки присутствующих.

– Мне это надоело! – завопил Малфой тонко. – Надоело, сил никаких нет! Я тут для вас готовлю, стираю ваши вонючие носки и его, – указующий перст ткнулся в переносицу Рону, но от того, что Рон дернулся, испугавшись, палец попал прямо в глаз, – и его подштанники! Терплю оскорбления, издевательства и, – трагическое шмыганье носом, – побои!

– Да что ты?! – с сочувствием вскрикнул Джордж, пиная Малфоя под зад, – Вот же твари!

– И заметьте, заметьте, – громогласно продолжил Малфой, собирая омлет с пола и расшвыривая по тарелкам, – я даже ни капли не жалуюсь! Единственное, что я от вас попросил – помочь профессору! Вот и все! Сволочи неблагодарные, жрите, я сказал!

Он отвернулся к окну, тонкие плечи его жалобно задергались.

Мы переглянулись. Дело было даже не в Малфое – готовил он действительно хреново, но у меня под кроватью была заначка с именинными пирогами – а в профессоре.

Он совсем посинел и даже стал немножко пахнуть.



***



Мы делали для профессора всё, что могли.

С тех пор, как я обнаружил его под ракитным кустом, грустного, одинокого и мертвого, атмосфера в квартире стала совсем другой. Во-первых, появился Малфой. Он пришел дождливым вечером, весь с ног до головы в плаще, как извращенец из подворотни, и со скорбно поджатыми глазами (это все равно, что скорбно поджатые губы, только глаза). Он прошел на кухню, не раздеваясь, сел за стол и выпил три литра молока, одну коробку за другой. Потом снял шляпу и плащ, и мы поняли, что это был он, Малфой, собственно, а не какой-то левый чувак в плаще, шляпе и с белыми молочными усами. После чего Рон обозвал его хорьком, Джордж стукнул, а профессор стал пахнуть еще сильнее.

С присутствием в доме Малфоя все стало гораздо, гораздо хуже. Во-первых, он ринулся готовить. И, словно ему этого было мало, стащил все наши носки. Джордж выдвинул предположение, что Малфой – новый темный Лорд, и создал Злодейскую Машину, работающую на грязных гриффиндорских носках. Малфой, правда, отпирался до последнего зуба, убеждая, что все в стирке, но так как у нас нет ни стиральной машины, ни ванной комнаты ни даже захудалой раковины, мы ему не поверили.

Малфой с первого же дня выдвинул требование: профессора надо поставить на ноги. Мы поставили, нам не сложно, вот только профессор все время падал, и два раза даже из окна. Тогда-то Малфой и заявил, что надо Снейпа вылечить.

Мы были не против. Ну, я. Все-таки, это я нашел его под ракитным кустом, поэтому чувствовал за него какую-то непонятную ответственность. Я пытался его вылечить воскрешальным камнем, который нашел в лесу, но на профессора не подействовало. Пришел Невилл и предположил, что профессор недостаточно мертв, и поэтому надо его добить, а потом уже воскресить. Но Джордж сказал, что после двух падений из окна и внутренних вливаний малфоевого омлета профессора добивать уже некуда.

Тогда пришла Гермиона. Она приволокла с собой лошадь в натуральную величину из цельного куска бронзы. Сказала, что профессора можно исцелить силой искусства. Лошадь упала на профессора только два раза, а Малфой уже закатил истерику. Он вообще считает, что девчонкам в нашей холостяцкой квартире не место. Наверное, боится, что Гермиона тоже захочет постирать что-нибудь и отберет у него все носки.

А вчера Рон приволок жуткое желтое пальто. Хотя со стороны казалось, что пальто приволокло Рона. Оба были жутко довольны, и сказали, что пальто – именно то, чего не хватало профессору для полного исцеления. Может, оно и так, ведь в профессорской спальне не хватает двух стен, и там сейчас довольно холодно. Может быть даже, именно поэтому профессор такой синий. Рон собственноручно закутал профессора в пальто. Мы на всякий случай заперли Рона на ночь с профессором, вдруг тот очнется, и ему понадобится кто-то, кто окажет ему первую помощь – и это должен быть кто-то обаятельней бронзовой лошади. Да и потом, от Рона слишком воняло мертвечатиной, и мы не хотели пускать его в нашу общую спальню.



***



Наша холостяцкая квартира очень уютная. Конечно, у нее есть свои недостатки – вроде крыс-мутантов, живущих в коридоре, или ядовитого лишайника на стенах, зато она просторная и удачно расположена – прямо в центре здания, рядом с лифтом. После нашествия зомби такого жилья днем с огнем не сыщешь. Когда мы с Роном начали ее снимать, мы думали, что будем закатывать грандиозные вечеринки и все такое. Но потом крыса укусила Джинни. Она умерла, конечно. Джинни похоронила крысу и взяла с нас клятву, что никто никогда не расскажет о том, что произошло в ту роковую ночь, когда она умерла, и мы, конечно, поклялись. Но все равно после этого Джинни к нам не приходила. Я слышал, она сейчас в Тибете, чистит карму.

А потом к нам подселился Джордж, потом Невилл сказал, что ему от нас до работы ближе ехать, а так как он работает на дому, то с ним не поспоришь. Потом я нашел профессора под кустом ракитника и все завертелось.

Мы решили, это теперь не холостяцкая квартира, а секретный штаб.



***



Однажды я почти придумал, как спасти профессора.

– Это самое… – сказал я.

– Которое? – участливо уточнил Рон.

– Да вот… – растерялся я. – Забыл.

– Все из-за тебя, - сказал Джордж и ударил Малфоя Невиллом.



***



– Великая буча, – сказал Невилл.

Он все никак не мог придумать названия для своей книги.

Профессор захрипел, но на него снова упала лошадь. Рон кинулся к нему, поправлять пуговицы на пальто и зубы во рту, хотя мы с Джорджем уже на два раза проверили, золотых коронок там больше не было.

– У нас закончилось молоко!!! – заорал Малфой с кухни и принялся долбиться лбом в холодильник.

Джордж лишь загадочно улыбался.



***



Как ни странно, профессор пришел в себя. Мы хотели обрадовать новостью Малфоя, но он был слишком занят на кухне, так что мы не решились его побеспокоить. Я вызвался первым пойти поговорить с профессором, а то он хрипит не прекращая уже третьи сутки. Мне многое надо было ему сказать – как я ему благодарен, как хорошо он научил меня шинковать улиток и всякое такое. К тому же, это ведь я нашел его под ракитным кустом.

– Я, это самое… – сказал я, входя к нему в спальню. Я, конечно, не «это самое» – я Гарри Поттер, так уж вышло, но от волнения я вечно все путаю. Снейп разбираться не стал, стукнул меня арматурой и попытался сбежать.

Это он от неожиданности, сказал Рон.



***



Профессор три раза выбрасывался из окна. Я заколебался спускаться за ним вниз и тащить до лифта. К тому же, тросы лифта давно перегрызли крысы-мутанты.

И еще я не понимаю, зачем профессору прыгать в окно единственной целой стены.

Рон говорит, это последствия шока. Джордж подозревает, что во всем виноват малфоев омлет.

Невилл пишет книгу.



***



Пришли Дин и Симус, на них страшно смотреть.

Мы и не смотрим.

– Исходя из этого, – сказал Джордж, погрузив палец в нос, – однако, нельзя быть уверенным на все сто. – Он вытер палец о Малфоя. – И все-таки вполне возможно.

Невилл нашел Злодейскую Машину, совершенно случайно. Он искал лампочки, потому что полярная ночь – не повод сидеть в темноте. Лампочек, правда, давно уже нет. Все дело в том, что они легко помещаются в рот, но вытащить их совершенно невозможно.

Рону кажется, что Снейп хочет нам что-то сказать.



***



Снейп мне поведал, что я нашел его под ракитным кустом не случайно. Он как раз туда заполз, чтобы умереть. И я невероятно помешал его планам. Из-за этого я сразу почувствовал себя виноватым. Снейп предложил искупить вину и довершить начатое бронзовой лошадью. Но у меня не поднялась рука на бывшего учителя, соратника и тезку моего будущего ребенка. Так что я просто выбил ему все зубы и сломал пальцы на ногах, и все напрасно.

Но у меня возник план. Вот если бы профессор зашвырнул в меня авадой, она бы как обычно срикошетила и убила его насмерть. Я изложил свой план, и профессор как-то чересчур поспешно согласился. Слишком поспешно, на мой взгляд.

Я обиделся и привязал его к лошади.



***



Среди ночи слышал, как Рон выполз из-под общего одеяла и пошел к профессору, чтобы укутать его в пальто. Видите ли, холодно по ночам в Антарктиде! Друг, называется.

Ладно хоть, не развязал.



***



Малфой нас всех пристыдил. Произнес вдохновенную речь, забравшись на книжный шкаф, пока Джордж кидал в него репейником.

– Да как вам не стыдно! – вещал Малфой со шкафа. – Вы недостойны дышать, вы, черти собачьи! Профессор вам войну выиграл, он вас учил, – взгляд на Невилла, – заботился, – злобный выпад малфоевого пальца в мою сторону, – ни сил, ни времени не жалел!! А что вы ему за это? Издевательства и мучения! Вот ты, да, ты! – Малфою в зубы стукнулся репейник, но он мужественно сплюнул и продолжил злобствовать, косясь на меня. – Да ты вообще! Знаешь, кто ты после этого? Знаешь, ты кто??!

– КОНЬ В ПАЛЬТО! – заорал профессор из соседней комнаты.

Джордж сказал, если Малфоя не кормить, он когда-нибудь обязательно сам свалится со шкафа. Тогда-то мы его и схватим.



***



Невилл искал, куда спрятать Злодейскую Машину, и случайно наткнулся на Симуса и Дина.

На них по-прежнему страшно смотреть.

Приходила Гермиона, подарила всем по значку с изображением лошади.

Джордж считает, что Снейп решил возглавить заговор зомби, и надо его допросить. Он думает, они с Малфоем заодно. Так что надо бы допросить обоих, но до Малфоя снизу не доорешься, а Снейп уже привязан – удобно.

Вот только Рон, как всегда, испортил все веселье. Пошел и отвязал Снейпа. И накормил его бульоном. Меня Рон бульоном не кормил, ни разу, между прочим. Даже после того раза, когда я с небоскреба упал и потом еще неделю асфальтом кашлял. Даже тогда не кормил.

Джордж считает, что Рон тоже теперь заодно с ними.



***



Приходила Луна, пела песни. Понятия не имею, откуда все знают о нашем секретном штабе.



***



Ночью Малфой упал со шкафа, страшно всех перепугав. Рухнул прямо на спину, начал задыхаться и плакать, глаза как у рыбы – белые. Мы как-то даже немного растерялись, потом Джордж сделал слизеринскому ублюдку искусственное дыхание, остаток ночи укачивал на руках.

Рон спросил меня шепотом, почему профессор ожил, а от него до сих пор несет трупом, и будет ли это теперь всегда так?

Профессор обиделся и крикнул из соседней комнаты, чтобы мы себя лучше нюхали, а не клеветали на честных людей. Джордж решил, что завтра устроим банный день – будем по очереди трансфигурировать друг друга в ванны и мыться. Малфой согласно пускал слюну, дергаясь в конвульсиях.



***



Снейп наотрез отказался мыться в Невилле. У него вообще очень много капризов. Рон его уговаривал, как маленького, и обычно срабатывало. Может, все дело в загадочном желтом пальто – может, оно как-то влияет на мозг, порабощает, что ли. Не знаю. Но у Рона свой подход к Снейпу. Только вот в Невилла Снейп так и не полез.

Пришлось трансфигурировать лошадь. Конечно, тут же появилась Гермиона, у нее на такие вещи нюх. Естественно, увидела, что сделали с ее лошадью и страшно обиделась. Сказала, у нас тут рассадник духовной деградации, ушла и забрала с собой Дина и Симуса.

Невилл считает, у Малфоя с Джорджем роман. А мне кажется, секс – это еще не основание для таких подозрений. Но Невилл писатель, у них у всех больное воображение.

Рон пару дней назад перепутал кастрюли и вместо киселя съел немного омлета. После этого у него горлом пошла кровь и кишки повалили из ушей. Снейп на руках отнес его в поликлинику. Мы забыли его предупредить, что все поликлиники давно позакрывали. Из-за кризиса.

Теперь сидим и ждем, когда эти двое вернутся.

Джордж считает, они сбежали в Мексику, потому что там сейчас можно купить сколько угодно лампочек. Малфой предложил устроить преследование. А я вспомнил, что надо назначить главного – раз уж у нас секретная операция. Скромно предложил свою кандидатуру, но выбрали почему-то Невилла.

Думаю, я был бы лучшим командиром, учитывая, что Невилла до сих пор не растрансфигурировали, и он ванна.

Идем по следам из кишок, по дороге несем радость людям.

Гермиона несет лошадь.


URL записи

@темы: Снейпомания