След на теплой золе

02:59 

Начинаю потихоньку тянуть фб-шное. Квест «вспомнить все» стартовал!))

emercy
29.10.2012 в 20:39
Пишет Шо:

Фик два - очень советую, офигенный
Название: The Serpent and the Mirror
Переводчик: Шо
Беты: Solli, Терри., Galadriel
Оригинал: "The Serpent and the Mirror", Paimpont, разрешение получено
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/6034766/1/The_Serpent_and_...
Размер: миди
Пейринг/Персонажи: Гарри Поттер, Альбус Дамблдор, Волдеморт, Лили Поттер, Джеймс Поттер и т.д.
Категория: джен
Жанр: ангст
Рейтинг: PG-13 (авторский R)
Краткое содержание: Доктор Дамблдор подозревает, что фантазии Гарри Поттера о Хогвартсе и волшебниках скрывают за собой какую-то темную семейную тайну. Но какую? И какие отношения связывали Гарри и якобы темного колдуна Волдеморта?
Для голосования: #. fandom Harry Potter 2012 - миди "The Serpent and the Mirror"

Из записей доктора Дамблдора.
История болезни Гарри П., неделя 1.


Сегодня поступил новый пациент — парень семнадцати лет, страдающий от галлюцинаций и паранойи с постепенным проявлением симптомов с одиннадцати лет. Его родители — Лили и Джеймс Поттеры — в течение некоторого времени были серьезно обеспокоены психическим здоровьем сына и до того, как обратиться ко мне, водили его на консультации к ряду специалистов.

Гарри П. — совершенно обычный парень с зелеными глазами и неровным шрамом на лбу. С первого взгляда он кажется приятным, хотя и очень нервным мальчиком. Это очень умный ребенок, делавший большие успехи в школе, пока был в состоянии ее посещать. Из-за ухудшения состояния ему пришлось провести последние несколько лет дома, где он мог посвятить себя своим обожаемым книгам. Гарри хорошо начитан, свободно владеет несколькими древними языками и обладает богатым воображением... Он не может отделить свои галлюцинации от действительности, его фантазии внутренне согласованы и поразительно обоснованны. Гарри создал мир, который считает вполне реальным. В нем он является волшебником и обучается в школе «Хогвартс». Основываясь на своем опыте, могу сказать, что такого рода бегство от реальности обычно вызывается каким-нибудь травмирующим событием, так повлиявшим на пациента, что он не смог и не захотел справиться с ним. Родители не сумели разобраться, что подтолкнуло Гарри к этому, и мне придется копнуть поглубже, чтобы найти в его прошлом эту темную тайну.

Я всегда настаиваю на том, чтобы на первую консультацию пациента сопровождали родные. Так я могу глубже погрузиться в атмосферу их семьи. Вместе с Гарри пришли его родители и очаровательный шестилетний брат Дадли. Лили П. оказалась поразительно красивой женщиной с длинными рыжими волосами и такими же ярко-зелеными, как у Гарри, глазами. Она была очень расстроена и умоляла вылечить сына. Отец мальчика — Джеймс — казался более спокойным, но было понятно, что он тоже переживает. Дадли показался мне самым красивым ребенком из всех, что я когда-либо видел. От отца он унаследовал цвет волос, кудри же ему достались от матери. Дадли немного застенчив, поэтому первую часть встречи просидел на коленях Лили. Правда, через некоторое время он осмелел и даже подошел ко мне и подергал за бороду, очевидно, проверяя ее натуральность (по-видимому, у него уже был печальный опыт с бородой Санта-Клауса). Когда он обнаружил, что она настоящая, остался очень доволен.

Во время этого знакомства я не мог не заметить, что Гарри отчаянно ревнует родителей к младшему брату. Конечно, для ребенка, годами получавшего все внимание взрослых, а потом лишившегося значительной его части, это естественно, но это чувство вплелось в фантазии Гарри довольно оригинальным способом.

Он верит, что его родители мертвы — убиты злым волшебником, так называемым «Волдемортом». В своем воображении Гарри живет у родственников по фамилии Дурсли, которые запирают его на ночь в чулане под лестницей.

Его фантазии довольно интересны с точки зрения психологии, потому что, хотя Гарри и считает, что Лили с Джеймсом мертвы, он невольно проводит параллели между ними и Дурслями. Он сердится на родителей за то, что они якобы больше любят Дадли, и в его мире Лили становится неприятной тетей Петунией (очевидно, конечно, что он по-прежнему ассоциирует ее имя с цветком, но уже куда менее ярким), а Джеймс — внушающим отвращение дядей Верноном. Характерно, что в этих фантазиях дядя с тетей терпеть не могут Гарри, зато обожают своего "настоящего" сына Дадли.

Я буду записывать сюда содержание мыслей Гарри о жизни в Хогвартсе, потому что именно в них лежит ключ к его заболеванию. В галлюцинациях обычно не бывает ничего случайного. Как и сны, они формируются из переживаний, эмоций, страхов больного. Мир фантазий Гарри представляет собой отражение реального мира, и где-то в этих странных видениях кроется разгадка того, что за ужасный секрет он постарался забыть. Но язык галлюцинаций, как и снов, состоит из не до конца ясных символов и скрытых намеков.

Темный волшебник по имени Волдеморт убил родителей Гарри, — Джеймса и Лили, — и пытался убить маленького Гарри тоже. По какой-то причине Гарри удалось выжить после смертельного проклятия, но он остался сиротой на попечении Дурслей. После долгих неприятных лет, проведенных в их доме, Гарри узнает, что он волшебник. Дружелюбный великан по имени Хагрид вручает ему приглашение в школу волшебства Хогвартс. Там Гарри находит друзей — преданного Рона и умницу Гермиону, братьев Рона — близнецов Фреда и Джорджа, и многих других. Он посещает занятия, включая зельеварение, которое ведет неприятный профессор Снейп, и трансфигурацию с профессором Макгонагалл, находится в плохих отношениях с заносчивым студентом по имени Драко Малфой и преуспевает в магическом спорте под названием квиддич, в который играют на летающих метлах. Гарри играет за "ловца", чья задача — поймать золотой мячик, который он называет "снитч".
Гарри, Рон и Гермиона обнаруживают, что легендарный алхимический артефакт, Философский камень, якобы дарующий вечную жизнь своему обладателю, спрятан в Хогвартсе, и подозревают Снейпа в намерении украсть его. Пройдя испытания, в которых нужно найти единственный подходящий ключ из множества фальшивых, миновать трехголовой собаки и пересечь шахматную доску с ожившими и склонными к убийству людей фигурами, Гарри попадает в подземелья, где обнаруживает, что Философский камень пытался украсть не Снейп, а другой учитель, тихоня профессор Квиринус Квиррелл. В самой тревожной сцене, которую Гарри описывает наиболее ярко, выясняется, что у Квиррелла два лица, одно из которых принадлежит Волдеморту, пытавшемуся добиться с помощью камня вечной жизни. Квиррелл хочет убить Гарри, но не может, потому что Гарри защищает любовь его матери.


Меня немало развлекло, что Гарри включил меня в свои фантазии как директора Хогвартса. Полагаю, это хороший знак, что он позволил мне стать частью своего мира.
Один из первых выводов — в своих фантазиях о жизни в "Хогвартсе" сам Гарри, похоже, разделен на двух персонажей — мальчика Гарри и девочку Гермиону. Гарри на редкость умен, но в своих галлюцинациях отделяет себя от своей интеллектуальной стороны. Он ощущает эту часть своей личности как отдельную и, что любопытно, женскую. Персонаж Рона явно основан, как подтвердили родители Гарри, на характере его лучшего друга Шона.

Игра в квиддич, в которой Гарри представляет себя ловцом, чрезвычайно интересна. Он ищет что-то, но что это? Тайна, ответ… Может быть, неуловимый снитч олицетворяет тот самый ключ, который может открыть тайны сознания Гарри. Квиддич… Что кроется под этим странным названием? Слово напоминает употребляемый средневековыми философами термин "quiddity", означающий настоящую сущность вещей. Возможно, какая-то часть рассудка Гарри пытается найти правду об ужасном событии, которое его подсознание изображает как темную фигуру Волдеморта.

Что-то случилось с Гарри, что-то напугало его. Его шрам (родители говорят, что он остался после падения в детстве) постоянно фигурирует в истории в символическом смысле — он отмечает его, отделяет от остальных. Он символизирует страдания в прошлом и связь с устрашающим образом Волдеморта. Но что представляет собой Волдеморт? Что-то, что приводит Гарри в ужас... Что же это?

Любопытно, что Волдеморт предстает в образе двуликого Квиррелла, очевидно названного по ассоциации с Квиринусом, одной из вариаций двуликого римского божества Януса. Почему у него два лица? Подозреваю, потому что подсознание Гарри пытается сказать: что-то не является тем, чем кажется. Или кто-то…

Но одна вещь приводит меня в недоумение. В каком-то смысле я могу понять основную часть этой истории. Ее персонажи и события — символы в измученном внутреннем мире Гарри. Хагрид — добрый помощник, как и Макгонагалл (имя, я так полагаю, заимствовано у моей очаровательной секретарши), Драко ("дракон";) олицетворяет неприятности, дружелюбные проказники Фред и Джордж символизируют протест высокого интеллекта против условностей. Но должен признаться, персонаж Снейпа мне совершенно непонятен. Он не плохой и не хороший, или, может быть, и плохой, и хороший одновременно. Гарри верит, что Снейп хочет убить его, но потом выясняется, что Снейп пытался спасти ему жизнь. Кого или что он символизирует? Может быть, в этом загадочном образе и кроется ключ к темной тайне, которую так отчаянно скрывает подсознание Гарри за иллюзорными стенами Хогвартса.


Из записей доктора Дамблдора:
История болезни ГП: неделя 2.


Реальность, созданная психикой Гарри, становится заметно мрачнее. В самом Хогвартсе, воображаемом убежище для встревоженного сознания Гарри, обнаружилась, по его словам, "тайная комната".

Гарри, похоже, легко общаться со мной, пока мы говорим исключительно о мире Хогвартса. Я могу задавать вопросы, и он отвечает вполне понятно, пока я подыгрываю ему и нахожусь на его воображаемой территории. Но стоит мне задать вопрос о чем-то, что остается за рамками его воображения, он умолкает.

На этой неделе его мысли поглощены раздумьями об ужасной "спрятанной комнате", которую он сам называет "тайной".

Гарри слышит голос в собственной голове, нашептывающий об убийстве. Почему никто, кроме него, не слышит этого голоса? После ужасной вечеринки в честь Дня Смерти Гарри, Рон и Гермиона находят оцепеневшую кошку смотрителя. На стене рядом — надпись: «Тайная комната открыта». По замку свободно передвигается чудовище. Кто тот загадочный наследник Слизерина, выпустивший его? Драко Малфой или сам Гарри? Гарри понимает, что может разговаривать со змеями. Означает ли это, что он темный маг? Еще несколько студентов оцепенели из-за чудовища. Гарри находит дневник, написанный мальчиком из прошлого, Томом Риддлом. Гермиона тоже оцепенела, но успела оставить подсказку: чудовище из Тайной комнаты — василиск, от взгляда которого каменеет каждый, кто встретит его. В застывшей руке Гермионы было зеркало. Нельзя посмотреть прямо на чудовище и выжить, но через зеркало взглянуть можно. Потом Джинни, рыжеволосую сестру Рона, утаскивают в Комнату. Гарри спускается туда и находит Джинни без сознания рядом с Томом Риддлом. Том Риддл, мальчик из прошлого, завладел ею. Он заставил ее открыть Тайную комнату и освободить чудовище. Он планировал убить и ее, и Гарри. Он — Волдеморт... Он приказывает ужасному василиску убить Гарри, но Гарри удается победить его с помощью меча, принесенного ему фениксом Дамблдора. Он пронзает змеиным клыком дневник Тома Риддла, и призрачный Риддл исчезает.

Ага, монстр из Тайной комнаты! Теперь, я полагаю, мы подбираемся к ключевому моменту, к ужасному секрету в центре галлюцинаций Гарри.

Змей, василиск — древний символ зла и ужаса. Но что за угроза кроется в тайной комнате сознания Гарри? Какое воспоминание может быть ужасно настолько, что буквально приводит в оцепенение тех, кто встретился с ним?

Чудовище заставляет окаменеть Гермиону, — олицетворение интеллекта Гарри, по моей теории. Но даже ограниченный глубинной угрозой, разум находит решение — зеркало. Если не можешь взглянуть на змею прямо, посмотри в зеркало.

Я верю, что это чрезвычайно важно. Может быть, это именно то, что делают фантастические галлюцинации Гарри. Они создают зеркало, позволяющее ему взглянуть на чудовище, но не прямо. Через зеркало своих иллюзий он может добраться до темной тайны, которую прячет его сознание, без вреда для себя.

Чудовище грозится убить рыжую Джинни. Кто она? Молодая версия огненноволосой Лили? Для мальчика, возможно, вполне естественно испытывать некоторую привязанность к прекрасной матери, являющуюся следствием Эдипова комплекса, и я расслышал определенные лирические интонации в истории смелого спасения Джинни. Однако девочка — далеко не невинная жертва, именно она освободила монстра. Что это может значить?

И как насчет чувства вины самого Гарри? Он сражался с василиском, снова победил Волдеморта, но в процессе обнаружил, что сам во многом похож на Темного Лорда. Том Риддл — в чем загадка этого любопытного образа? Волдеморт был когда-то мальчиком, похожим на Гарри. Может быть, Гарри и есть Волдеморт? Может быть, это его скрытая в тени, спрятанная темная сторона? Гарри совершил что-то невыразимо ужасное, и это заставило его рассудок отделить свою сознательную часть от темной стороны?

Шрам. Шрам — то, что связывает Гарри и Волдеморта. Мне надо узнать о нем больше.
Когда в конце нашей встречи на этой неделе за Гарри пришла мать, я попросил его подождать несколько минут в приемной с мисс Макгонагалл. Добрая мисс Макгонагалл была симпатична Гарри, так что он согласился вполне охотно, и вскоре эти двое принялись живо обсуждать квиддичные стратегии. Мисс Макгонагалл — спортивная болельщица, и, похоже, ей действительно понравилась идея этой дикой игры.

Я проводил очаровательную Лили в свой офис и закрыл дверь. Она присела на краешек стула и посмотрела на меня с тревогой. В ее красоте было что-то от прерафаэлитов — густые рыжие кудри, блестящие зеленые глаза и алебастровая кожа... Да, но кто ты, Лили? Убитая горем Леди из Шалот? Или, мелькнула вдруг у меня абсурдная мысль, La Belle Dame Sans Merci, безжалостная красавица…

Я постарался выбросить эту странную идею из головы. Господи, еще только доктору не хватало галлюцинаций!

Лили приняла предложенную мной чашку чая и взглянула на меня с беспокойством.

— Как дела у Гарри? Есть какие-нибудь успехи, доктор Дамблдор?

Я успокаивающе кивнул.

— Да, некоторый прогресс есть. Правда, остается еще много того, что я не понимаю в этом необычном мире, который Гарри себе придумал. Но так как Гарри отказывается говорить о чем-то за эмоционально безопасными границами Хогвартса, разрешите мне задать вопрос о его прошлом вам.

— Что угодно! Что угодно, если это поможет вам в лечении...

— Что ж, вообще-то это довольно простой вопрос. Он очень много говорит о злом колдуне по имени Волдеморт...

— Да, — прошептала Лили. — Я часто слышала от него это имя, но я не вижу смысла в том, что он говорит...

Лучи солнца, льющиеся в окно, золотом падали на яркие кудри Лили. Я лениво подумал, сколько мужчин теряли голову, глядя на ее огненные волосы...

Я заставил себя собраться с мыслями.

— Ну хорошо, не волнуйтесь пока об этом, — сказал я. — Меня интересует, что Гарри вроде бы чувствует какую-то связь с этим призрачным Волдемортом, и это как-то связано с его шрамом...

— Со шрамом? — переспросила Лили еле слышно. Ее чашка упала на пол и разбилась. — Ох, простите, доктор Дамблдор. Позвольте, я все уберу...

Несмотря на мои протесты, Лили принялась собирать осколки и вытирать чай платочком. Рыжие кудри падали, как вуаль, на ее лицо, скрывая от меня его выражение.

Очень любопытно.

Я забрал у нее мокрый платок.

— Может быть, вы расскажете еще раз, миссис П., как именно случилось, что у Гарри остался этот шрам?

Секунду она оставалась неподвижной. Потом откинула назад волосы и взглянула на меня. Ее лицо было спокойным, но побелело, как снег. В блестящих зеленых глазах совсем не было эмоций. Лед. Она выглядела ледяной. Оцепеневшей?

— Я уже говорила вам, доктор Дамблдор. Гарри упал, когда был ребенком. Разбил голову об угол камина, — она улыбнулась, и ее улыбка была так же прелестна, как и обычно. — Если это все, мне нужно забрать Гарри домой. Спасибо, доктор.

Она открыла дверь и вышла, и из приемной до меня донеслись голоса:

— Но вот чего я не могу понять, Гарри, это почему такое непропорционально огромное значение придают снитчу по сравнению с...

И затем:

— Собирайся, Гарри, дорогой, нам пора домой.

Я стоял, глупо сжимая в руке пропитанный чаем платок.

Что ты утаиваешь, Лили?


Из записей доктора Дамблдора:
История болезни Гарри П.: неделя 3.



Возможно, Лили не единственная, кому есть что скрывать. Чем больше я узнаю о Джеймсе П., тем больше начинаю подозревать, что этот тихий добропорядочный семьянин скрывает куда больше, чем кажется. Иллюзии Гарри богаты на символические образы отца, и все они складываются в несколько тревожную картину.

Хогвартс охраняют ужасные дементоры, зловещие существа, заставляющие людей заново переживать свои худшие воспоминания. Сумасшедший убийца Сириус Блэк сбежал из волшебной тюрьмы Азкабан, и Гарри узнает, что Блэк — его крестный отец и близкий друг Лили и Джеймса. Но Сириус предал Лили и Джеймса Волдеморту, убил своего друга Питера Петтигрю и несколько ни в чем не повинных свидетелей. Новый учитель, Ремус Люпин, становится другом Гарри и обучает его чарам Патронуса, которые могут защитить от дементоров. Патронус Гарри, его личный защитник — олень, как у отца. Гарри, Рон и Гермиона находят сбежавшего преступника Сириуса Блэка в населенной привидениями Визжащей Хижине. Блэк — анимаг и скрывался все это время под видом собаки. Но выясняется, что Сириус Блэк невиновен, предателем оказывается Питер Петтигрю, все это время просуществовавший под видом крысы и все еще живой. Они обнаруживают, что Люпин — оборотень, и под полной луной превращается в монстра, угрожая напасть на Гарри и его друзей. Петтигрю удается сбежать, а Блэка ловят. Блэк ждет страшной казни — дементоры собираются применить к нему "поцелуй", высасывающий душу из тела. Но Дамблдор советовует Гермионе использовать "хроноворот", чтобы вернуться вместе с Гарри назад во времени, и они помогают Сириусу Блэку бежать.

На галлюцинации Гарри явно оказывают сильное влияние его непростые отношения с отцом. Его противоречивые чувства проявляются в разделении отца на четыре ипостаси: на идеального умершего Джеймса, оборотня Люпина (наставника и чудовище одновременно), несправедливо осужденного уголовника Сириуса и предателя Питера. Если сложить их в одно, получится довольно-таки неоднозначная личность — отец как предатель и защитник, преступник и невинный, жертва и убийца одновременно.

Четырехликий отец способен изменять свою внешность — все Мародеры, как называл их Гарри, умели превращаться из людей в животных и обратно. Самой страшной, пожалуй, была трансформация Люпина, становившегося из сдержанного наставника ужасным монстром. Его имя без сомнения происходило от древнего Рема, мифического основателя Рима, убитого своим братом Ромулом. Ромул в этом случае вполне мог олицетворять темную сторону Люпина.

У вас тоже есть темная сторона, Джеймс? Отец, защитник — на какие зловещие трансформации вы способны?

С другой стороны, патронус Джеймса — олень. Древний христианский символ, и точно не символ зла. Патронус — чудесное изображение возможности психики черпать силу из счастливых воспоминаний и отгонять мрачные мысли.

Вместе с тем, конечно, сложно не заметить, что у патронуса есть и чувственный подтекст, особенно в сочетании с очевидным фаллическим символом палочки: что-то серебристое вырвалось из его палочки... Нередкое переживание для подростков, обдумывающих "самые счастливые воспоминания"... Хм. Но патронус Гарри принимает ту же форму, что у его отца, что, в таком случае, странно и слегка тревожит.

Некоторая форма эдипова соперничества, без сомнения. Отец, защитник, соперник…
Меня восхищает устройство, помогающее Гарри поворачивать время, заново проживать прошлое и делать его лучше. Немаловажно, что это я предложил Гермионе, его светлому разуму, вернуться в прошлое. Да, Гарри, именно этим мы и занимаемся — вместе путешествем обратно во времени на наших занятиях, чтобы понять, какие действия, совершенные в прошлом, нуждаются в исправлении.

Дементоры, конечно, олицетворяют иногда нападающую на Гарри депрессию. Она заставляет его заново переживать самые мрачные моменты, и единственное, что помогает ему их развеять — это счастливые воспоминания. Очень убедительное символическое представление депрессии, я считаю. Вдобавок, Дементоры — очередной пример того, как его внутренние переживания превращаются в галлюцинации и предстают в виде определенных персонажей.

Иногда мне сложно определить, когда персонажи иллюзий Гарри являются символическими проявлениями его мыслей и страхов, а когда представляют реальных людей из его жизни. Я решил, что за ответами стоит обратиться к Джеймсу П.

Поскольку именно он привез Гарри на прием на этой неделе (Лили, насколько я заметил, старалась меня избегать), было довольно просто договориться о встрече с таинственным Джеймсом. Любезная мисс Макгонагалл тем временем, как всегда, была только рада поболтать с Гарри о квиддиче. Очень рада. Меня крайне развлекли наброски, которые я обнаружил на ее столе на прошлой неделе. На них был изображен спортсмен на метле, очевидно, стремящийся разбиться насмерть, с пометкой: "Лучшая стратегия: финт Вронского". Я понятия не имел, кто такой был этот неудачник Вронский и с какой стати ему приспичило заняться самоуничтожением. А вот Гарри знал это прекрасно, судя по тому, что, когда мисс Макгонагалл показала ему набросок, он объявил, что это потрясающе. Я надеюсь, что мисс Макгонагалл просто подыгрывает Гарри, но в ее глазах мелькает маниакальный блеск, на который мне определенно стоит обратить внимание в будущем.

— Чем я могу вам помочь, доктор? — спросил Джеймс, когда дверь моего офиса закрылась за нами. Он сел на один из стульев, удобно и не на краешке, в отличие от Лили. — Я могу что-то сделать? Вы наша последняя надежда, мы без конца ходили по врачам, а Гарри только становилось хуже, он все глубже погружался в эти иллюзии.

Он провел рукой по своим спутанным темным волосам.

— Ради Бога, доктор, вы должны помочь моему сыну!

Заботливый отец. Очень трогательно. Но за свою долгую жизнь я узнал немало людей. За самыми невинными масками могут скрываться самые мрачные тайны.

— Я думал, не сможете ли вы рассказать мне о мистере Блэке, — сказал я.

Мгновение Джеймс сидел очень спокойно. Потом вздохнул и снова взъерошил волосы.

— Блэк. Да, я подозревал, что без него не обойдется.

Я наклонился вперед.

— Значит, Сириус Блэк на самом деле существует?

— Сириус? — недоуменно переспросил Джеймс. — Нет. Никогда не слышал такого имени, вот Реджи Блэк...

Реджи? Ладно, послушаем про Реджи.

Джеймс глубоко вздохнул.

— Реджи Блэк был одним из моих лучших друзей. Вообще-то он крестный отец Гарри...

До сих пор?

— Мы дружили со школы, Реджи и я. Были практически неразлучны, на самом деле. Иногда попадали вместе в переделки... — на секунду красивое, серьезное лицо Джеймса осветилось тенью улыбки. Он мечтательно продолжил: — Легко было предположить, что наши пути разойдутся, когда образ жизни у нас стал настолько разным. Но мы оставались лучшими друзьями, даже когда он стал кем-то вроде рок-звезды, а я адвокатом...

Рок-звезды? Так вот почему Сириус! Звезда Сириус.

— Он приходил к нам довольно часто. Мне льстило, что он все еще отдавал предпочтение моей компании, даже когда стал знаменитостью. Он навещал нас почти каждый вечер, оставался на ужин, играл с Гарри, который просто обожал его. Он... он был для Гарри как второй отец.

Как второй отец...

Джеймс продолжал:

— Гарри всем сердцем любил Реджи и восхищался им. Реджи был, ну, ярким, я таким никогда бы не смог стать... Реджи был так красив, с этими непослушными темными кудрями и легкой улыбкой... — Джеймс слегка улыбнулся. — И, знаете, рок-звезда, вокруг него вертелись все эти девушки... — голос Джеймса стал жестче. — Я думал, что это немного странно, понимаете, что Реджи никогда не обращал на них внимания. Он вроде как предпочитал вместо этого проводить тихие вечера с нами, со старым школьным другом и его семьей, — он сделал паузу. Потом он сказал очень тихо: — Я был полным идиотом, доктор Дамблдор. Мне и в голову не приходило что-то заподозрить. Все это время я был уверен, что Реджи приходил из-за меня, ну и конечно, из-за Гарри. А потом... — он сглотнул. — Потом однажды вечером я застал его целующимся с Лили.

А, милая Лили... И почему я не удивлен?

— Конечно, она была не виновата. Совсем не виновата. Он... он просто приставал к ней, и если бы я не зашел в тот самый момент, кто знает, что он мог с ней сделать.

Да. Кто знает?

— Я, конечно, вышвырнул его. Сказал ему, чтобы ноги его больше в моем доме не было. Он... он оказался предателем, Иудой... Все это время я считал его своим другом...

Ага, поцелуй Иуды. Поцелуй дементора...

Голос Джеймса задрожал.

— Гарри, конечно, пришлось тяжело. Ужасно тяжело. Он ведь обожал Реджи… а мы не могли ему объяснить, почему он так внезапно исчез из нашей жизни. Боюсь, что я... в общем, я сказал Гарри, что у Реджи проблемы с законом и ему придется скрыться на какое-то время. Он вроде бы поверил — не в первый раз. У Реджи уже случались какие-то мелкие обвинения из-за наркотиков. Хотя Бог знает, что Гарри мог услышать тогда, после всей этой истории.

Он беспомощно посмотрел на меня.

— Вы думаете, это могло повлиять на состояние Гарри? Внезапная потеря крестного отца?

Я медленно покачал головой.

— Нет, скорее всего, причина болезни вашего сына кроется в чем-то более серьезном.

— Правда? — спросил Джеймс . — Я так переживал за Гарри, но что я мог поделать, доктор? Я не мог позволить Реджи приходить к нам после... после того, что он сделал. Он мог бы заполучить любую женщину, какую пожелал, абсолютно любую. Только не Лили. Лили — моя, доктор Дамблдор.

«Лили — моя». Было в том, как он сказал эти простые слова, что-то, что на секунду заставило меня подумать, что Джеймс на самом деле — очень опасный человек.

Любопытно.

— Последний вопрос, мистер П.

— Да?

— Вы можете вспомнить, как именно Гарри получил свой шрам?

Джеймс был готов к этому вопросу. Он охотно ответил:

— Шрам? Да, конечно, он упал, когда был маленьким. Лили и я так переживали, что не смогли вовремя его поймать. Он ударился лбом о журнальный столик, когда падал. Бедный ребенок...

Голос Джеймса был полон ласки и заботы.

Хороший человек, любящий отец.

Любопытно, правда, что он сказал насчет Гарри, ударившегося головой о журнальный столик. Мог бы поклясться, Лили говорила, что это был камин...


Из записей доктора Дамблдора.
История болезни Гарри П., неделя 4.



Иллюзии Гарри — самый настоящий лабиринт запутанных воспоминаний и зловещих символов. Нет ничего удивительного в том, что именно лабиринт с мрачной тайной в центре стал также главной фигурой его фантазий.

Гарри рассказывает о "полосе препятствий", но то, что он описывает, на самом деле — именно лабиринт. У полосы препятствий нет центра. Она создана, чтобы сбивать с толку, озадачивать, она заставляет заблудиться, в то время как лабиринт имеет центр, потайное сердце, которое должен найти вошедший. Что же находится в центре фантасмагорического лабиринта, созданного сознанием Гарри, стремящимся защитить свою тайну?

Гарри снятся кошмары о Волдеморте, и у него болит шрам. Во сне он видит, как Волдеморт убивает какого-то старика, и Гарри понимает, что станет следующим. Гарри посещает Чемпионат мира по квиддичу с Гермионой и семьей Уизли. Но кто-то вызывает Темную Метку, личный знак Волдеморта в виде черепа с вылезающей изо рта змеей. Когда поднимается паника, сообщники Волдеморта, Пожиратели смерти, поднимают в воздух вверх ногами семью четырех магглов. Вернувшись в Хогвартс, Гарри знакомится со странным новым преподавателем — одноглазым и одноногим Аластором Моуди по прозвищу «Грозный Глаз». Вместо отсутствующего глаза у Моуди волшебный, всевидящий, ставший причиной его прозвища. Эксцентрик Моуди становится новым наставником Гарри. Моуди рассказывает ученикам о "Непростительных проклятиях": об Империусе, с помощью которого можно контролировать сознание человека, о Круциатусе, пыточном заклятии, и о проклятии Смерти («Авада Кедавра»), которое убивает. В Хогвартсе проводится легендарный Турнир Трех Волшебников. На этот год в Хогвартс приехали студнты из двух других школ, Бобатона и Дурмстранга. Волшебный Кубок Огня должен выбрать одного участника турнира от каждого учебного заведения. Однако Кубок вместо трех неожиданно выбирает еще и четвертого участника, самого Гарри. Гарри должен соревноваться с популярным красавцем из Хогвартса Седриком Диггори, обаятельной Флер Делакур из Шармбатона и звездой спорта из Дурмстранга — Виктором Крамом.
Гарри тайно общается с Сириусом, чья голова волшебным образом появляется в камине общей гостиной.
В первом задании Турнира Чемпионы должны достать золотое яйцо, охраняемое драконами. Гарри нужно найти партнершу для Рождественского Бала, и он приглашает красотку Чжоу Чанг, но та уже согласилась пойти с Седриком. В конце концов Гарри идет на бал с Парвати Патил, но совсем не уделяет ей внимания. Рон приглашает ее сестру-близняшку Падму, но они тоже не находят общий язык.
Гарри необходимо понять, как открыть золотое яйцо дракона. Седрик советует ему попробовать открыть его под водой. На втором задании Гарри должен спасти Рона — вытащить его из озера, но ему хочется спасти также Гермиону, Чжоу Чанг и младшую сестру Флер.
Гарри узнает кое-что о прошлом, взглянув в магический сосуд в кабинете Дамблдора, думоотвод. Он узнает, что чиновник из Министерства Барти Крауч отказался от своего сына и передал его дементорам, когда узнал, что тот на стороне Волдеморта.
В третьем задании чемпионы должны пройти полосу препятствий. На них нападают различные монстры, а Гарри даже приходится отгадывать загадку Сфинкса. Гарри и Седрик достигают призового Кубка одновременно. Но кубок оказывается портключом, устройством, волшебным образом мгновенно перемещающим в другое место. Они оказываются на кладбище, где похоронен отец Тома Риддла. Появляется Волдеморт и приказывает убить Седрика ("Убей лишнего!";). Волдеморт восстанавливает свой физический облик с помощью предателя Питера Петтигрю, который окунул бесформенного, похожего на младенца Волдеморта в котел, содержащий кость отца Волдеморта, руку Питера и кровь Гарри. Гарри сражается с Волдемортом, и ему удается сбежать благодаря помощи, внезапно полученной от умерших родителей. Он забирает тело Седрика с собой обратно в Хогвартс. А потом выясняется, что Моуди не тот, за кого себя принимал. Под его обликом весь год скрывался сын Барти Крауча, который выглядел как Моуди, благодаря волшебному Оборотному зелью. Барти Крауч-младший убил собственного отца из мести за его бессердечный отказ от сына и собирается убить Гарри. Но в последнюю секунду Гарри спасают Макгонагалл, Дамблдор и Снейп. Дамблдор говорит студентам, что им необходимо знать правду о смерти Седрика — он был убит Волдемортом.


Ага, снова число четыре! Четверка мародеров, а теперь еще четыре чемпиона! Гарри вроде бы даже упоминал, что мифических основателей воображаемого Хогвартса тоже было четверо. Однако психика Гарри всегда своеобразно делила эти группы: три единицы в них были хорошими, а четвертая — плохой. Трое из мародеров были хорошими, но Питер оказался предателем. Трое из основателей Хогвартса были добрыми, а Слизерин — злым. Кто-то из четырех — аутсайдер, которому нет места среди остальных. Трое чемпионов выжили, но Седрику пришлось умереть... Убей лишнего... Почему? Чтобы группа из четырех стала идеальной тройкой? Интересно, что в семье магглов, подвешенных вверх ногами Пожирателями смерти на Кубке Мира, тоже было четыре человека. Появилось какое-то зло, что-то, что перевернуло семью... Может, Гарри думает так о собственной семье?

Дадли. Маленький брат Гарри — четвертый член их семьи, само существование которого нарушает идеальную троицу отца, матери и сына. Может, поэтому в сознании Гарри так укрепилась идея о том, что каждый четвертый — пришелец, чужак, предатель, из-за ревности и ненависти, которые он чувствует к брату? Возможно, он даже втайне мечтает о смерти Дадли, чтобы снова оказаться единственным ребенком в семье. Турнир Трех Волшебников… Само название намекает на то, что Чемпионов должно быть трое, но их оказывается четверо. Один всегда лишний, одному нет места среди них. Что это означает?

Что же представляет собой четверка чемпионов? Может ли быть так, что они — четыре аспекта личности Гарри? Седрик, возможно, его идеализированное альтер-эго. Тоже чемпион из Хогвартса, тоже игрок в Квиддич, соперник в завоевании Чжоу, во многом похожий на Гарри, только лучше. Виктор Крам — опять же ловец, только более взрослый, строгий, грубый. Жесткая сторона Гарри? Виктор, в переводе — победитель. И еще очаровательная Флер — женское начало Гарри, возможно?

Или, может быть, Чемпионы — это отражения членов семьи Поттеров? Седрик — это олицетворение Дадли, практически идеального младшего брата Гарри. Виктор. Имя тоже начинается на «В», как и имена Волдеморта и Вернона... Может, Виктор Крам, как и дядя Вернон, представляет собой отца Гарри? И, конечно же, милашка Флер. Флер. «Цветок».
Цветок вроде лилии?

Галлюцинации Гарри становятся все более сложными и запутанными. Некоторые символы, кажется, представляют собой одни и те же идеи.

Гарри пошел на Рождественский бал с Парвати, а его друг и одновременно альтер-эго Рон с ее близняшкой Падмой. В соответствии с древними индийскими мифами Парвати, богиня-мать, была замужем за Шивой — богом разрушения. Она ненавидела мужа за обезглавливание их сына и требовала найти ребенку новую голову, голову слона. Защитница мать, убийца отец. Вот это любопытно. Особенно учитывая, что имя близняшки Парвати — Падмы — с древнеиндийского переводится как «цветок лотоса», а ведь всем известно, что лотос — это водяная лилия. Опять Лили…

Кроме этого, появляется Аластор Моуди — учитель и замаскированный убийца. В греческой мифологии Аластор был карающим духом. Возможно, именно поэтому у Моуди из фантазии Гарри нет глаза — его внешний вид напоминает о старой поговорке «око за око». Однако Грозный Глаз Моуди — ненастоящий. Под его личиной прячется преданный своим же собственным отцом сын, стремящийся отомстить родителю. Он убивает отца, совсем как Том Риддл. Неужели Барти Крауч-младший — это двойник Волдеморта? Или Гарри?

Опять же, «Авада Кедавра». Эрудиция Гарри продолжает меня удивлять. Он знает даже древний арамейский язык — неплохо! «Abada k'dabra» — в переводе «уничтожься по моему приказанию».

Но я, Гарри, старый человек и прочитал немало книг, так что знаю, что Авада Кедавра никогда не была убивающим проклятием. В арамейских магических текстах это заклинание часто использовалось, как целебное. Древние целители говорили эти слова, чтобы уничтожить болезни и страдания. Очень странно, что исцеляющая формула в мозгу Гарри стала нести смерть. Почему исцеление превратилось в убийство?

Убийство... Оно вообще стало играть все большую роль в фантазиях Гарри. Убит Седрик, двойник Гарри, его идеальное альтер-эго, Барти Крауч-младший и Том Риддл убили своих отцов… Что означает эта концентрация на убийстве отца?

И еще загадка Сфинкса, которую Гарри должен был распутать в своих галлюцинациях, прежде чем попасть на кладбище, где был похоронен убитый отец Волдеморта. Интересно, Гарри…

Я смутно припоминаю какого-то известного литературного персонажа, который должен был разгадать ребус Сфинкса, а потом прикончить своего отца. Опять же, Эдип убил отца и женился на матери… А в своем раскаянии, осознав, что наделал, выколол себе глаза... (Может, одноглазый Моуди — тоже символ эдипова комплекса?).

Ясно, что Гарри подсознательно ненавидит своего отца, но за что? Что за преступление тот совершил?

Фантазия о Турнире Трех Волшебников богата зловещими и, опять же, эротическими символами. Конечной целью этого соревнования был Кубок, который можно сравнить с Граалем. Как и в легенде о короле Артуре, избранные «рыцари» должны пройти нелегкие испытания, чтобы добраться до него. Любопытно, что эти приключения часто сопровождает образ рождения.

Гарри рисковал жизнью, пытаясь отобрать золотое яйцо у огнедышащего дракона. Дракон, охраняющий яйца — скорее всего самка, мать, защищающая потомство. Однако одно из яиц не обычное, а золотое. Что в нем? Чем оно отличается от остальных? Может, тем, что в нем кроется не маленький дракончик, а какая-то тайна?

Но к этой тайне не подобраться напрямую — ее голос слышен только под водой, превращаясь на поверхности в невыносимый вой. Но почему именно под водой? Возможно, она символизирует какой-то другой мир? Например, царство смерти. Ведь в рамках второго задания Гарри должен был спасти дорогого себе человека от гибели под водой.

Сам Кубок — древний символ утробы. И соперничество Седрика с Гарри за него выставляет ситуацию в довольно интересном свете. Могут ли они быть сексуальными соперниками? Однако эта чаша оказывается не тем, чего от нее ожидали, она передает обоих противников в руки ожидающего их Волдеморта.

А затем Волдеморт рождается — из другого сосуда, не менее зловещего Грааля. Он выходит из котла, темной утробы, рожденный в крови, рожденный жертвоприношением.
Волдеморт хотел убить Гарри, но не смог. Гарри защищен любовью матери. Кто же или что же этот Волдеморт? Искаженный Джеймс? Или какая-то темная сторона психики Гарри, давно забытое чувство вины, из-за которого он считает себя достойным смерти? Что же ты сделал, Гарри?

Какой бы ни оказалась правда, подсознание Гарри, похоже, не против, чтобы я до нее добрался. Меня искренне восхитил так называемый Думоотвод, который находится в моем распоряжении, магический сосуд, который позволяет нам вместе заглядывать в прошлое. И кажется, Гарри находит некоторое утешение в мысли о том, что я не допущу, чтобы убийство Седрика осталось забытым. Если бы я еще понял, что это значит...

И все еще остается образ Снейпа, который непрерывно оскорбляет Гарри, но в итоге спасает. Если бы я понял, какую роль во всем этом играет Снейп, я смог бы подобраться к разгададке этой тайны…


Из записей доктора Дамблдора.
История болезни Гарри П., неделя 5.


Недавно мне позвонила Лили П. и сказала, что не видит прогресса от моих занятий с Гарри и поэтому хочет прекратить лечение. После продолжительного разговора мне удалось убедить ее в необходимости продолжить сеансы.

Но она нервничает. Очень нервничает. Определенно, есть что-то такое, чего мне, по ее мнению, лучше не знать.

Я начал замечать, что фантазии Гарри обретают все более зловещее направление. Они пронизаны образами страданий, мучений, смертей. Меня это сильно беспокоит.

У дома номер 4 на Тисовой улице, где Гарри жил с Дурслями, появляются дементоры. Они нападают на Гарри и Дадли, но у Гарри получается защитить их обоих. Однако ему нельзя использовать магию вне Хогвартса, и из-за того, что он все-таки сделал это, Гарри вызывают на дисциплинарное слушание в Министерство Магии. Оказывается, что тете Петунии известно, кто такие дементоры — откуда она знает магический мир? Волшебники стараются хранить его в тайне от магглов — обычных людей.

Границы между волшебным миром Хогвартса и обычным миром Дурслей начали размываться в воображении Гарри, две реальности стали пересекаться. Может быть, и границы между фантазиями мальчика и настоящей жизнью тоже понемногу растворяются? Особенно хорошим знаком я счел то, что Гарри захотел спасти Дадли от ужасных дементоров. Возможно, чувства Гарри по отношению к брату стали менее враждебными. Он хочет защитить его от сил зла... Знать бы еще, что это за силы!
И как же интересно, что Петуния — альтер-эго его матери — знает гораздо больше, чем ей положено.

Дурсли живут в доме под номером четыре, верно? И снова мы наткнулись на эту странную идею числа четыре, состоящего из тройки и одного лишнего: идеальная целая семья — Петуния, Вернон и Дадли, а также лишний — Гарри.

От Дурслей Гарри забирают члены Ордена Феникса, тайной организации, созданной для борьбы с Волдемортом и основанной Дамблдором. Секретный штаб Ордена находится на площади Гриммо, это родовой дом Сириуса Блэка. Гарри возвращается к крестному и узнает неприглядную историю семейства Блэков. Он видит семейное дерево, вышитое на гобелене и выясняет, что умерший брат Сириуса, Регулус, был Пожирателем Смерти. Имя самого Сириуса убрано из родословной, однако Гарри замечает, что Сириус находится в родстве с Малфоями, семьей Драко, и Лестрейнджами, Пожирателями смерти.

Феникс, древний символ смерти и воскрешения, надежды и новой жизни! В фантазиях Гарри я — основатель ордена, названного в честь этого фантастического существа — может быть, наши сеансы дают ему надежду на новую жизнь? Это вдохновляет.

Но что-то сильно настораживает в унынии площади Гриммо, угрюмого старого дома семьи Блэков. Блэки отказались от Сириуса совершенно так же, как Джеймс — от своего друга Реджи. Стоп, Реджи… Регулус! Похоже, это двойник Сириуса, темная сторона его души. Пожиратель Смерти. Но его имя, Регулус, показывает, кто этот персонаж на самом деле — Реджи Блэк, чудесный крестный с темной стороны, Сириус-Регулус, гриффиндорец и слизеринец одновременно. Интересно, почему Гарри наделил своего крестного недобрым альтер-эго? И Регулус, по его рассказам, умер.

Что же произошло с Реджи Блэком?

Семья Блэков в родстве с Малфоями, сказал Гарри. Значит, в символическом смысле, собственная семья Гарри тоже. Малфои. Дурсли. Малфои и есть Дурсли! Семья чистокровных волшебников и магглы — категорические противники колдовства до смешного похожи, это две стороны одной медали. И в той, и в другой семьях есть отец, мать и любимый сын. Отец опасен и жесток. Мать навязчива в своей всепоглощающей любви к отвратительному ребенку. Оба сына — соперники Гарри. Петуния, Нарцисса, Лили — цветочные имена, да еще и нарциссы — разновидность лилий. Сдается мне, что и Малфои, и Дурсли — не что иное, как проекции семьи Поттеров. Значит, Драко — просто символ ревности Гарри к брату? Или это темное альтер-эго мальчика? Гарри Поттер, распределенный в Слизерин. И ведь Драко — это «дракон». То есть змей. Альтернативная возможность Гарри.

Дамблдор помогает Гарри во время слушания в Министерстве, и с него снимают все обвинения. Артур и Молли Уизли относятся к нему, как к родному сыну. Гарри узнает, что боггарт миссис Уизли, воплощение ее самого большого страха — потеря одного из детей или Гарри.

Чувства Гарри к родителям очень противоречивы. Свою любовь к ним и их любовь к нему он перенес на взаимоотношения в семье Уизли. Молли олицетворяет теплую и заботливую сторону его матери, ту, что глубоко переживает за своего сына. Артур Уизли— заботливый и переживающий отец, похожий на Джеймса. Но тогда почему любящяя мать Гарри видит его смерть? Наверное, любой родитель в глубине души боится гибели своих детей. Но не исключено, что боггарт Молли Уизли скрывает в себе больше, чем кажется.

Прибыв в Хогвартс, Гарри с ужасом замечает, что в школьные кареты запряжены фестралы, уродливые лошадиные скелеты, заметные лишь тем, кто встречался со смертью лицом к лицу. Он знакомится с эксцентричной девочкой Луной Лавгуд. Выясняется, что другие ученики отказываются верить, что Волдеморт убил Седрика, и это очень расстраивает Гарри.

Гарри видит то, чего не могут видеть другие, знает секрет, в который никто не верит. Что за ужасная правда, которую отказываются видеть другие? Фестралы, которые видны лишь тем, кто видел смерть... Это мне совсем не нравится.

Имя Луны Лавгуд напоминает о луне и о лунатиках, то есть безумцах. Возможно, она — проекция сумасшествия Гарри? Если это так, то неплохо, что он назвал ее "Лавгуд", "любящая хорошее". Неужели болезнь приведет к чему-то хорошему, когда мы наконец найдем корень его проблем?

Появляется ужасный новый преподаватель — Долорес Амбридж, обманчиво милая леди с кружевами и салфеточками, любящая мучать Гарри за утверждения о том, что Волдеморт вернулся. Она заставляет его писать в наказание строчки, но каждое написанное слово кровью вырезается на его руке. Многие люди верят, что Гарри лжец или сумасшедший. Амбридж назначена старшим инспектором Хогвартса, и делает все возможное для того, чтобы ученики даже не слышали о Волдеморте или темных искусствах.

Долорес Амбридж. Кошмарный аналог тети Петунии, а возможно, и Лили. Долорес Амбридж — ее имя наверняка произошло от латинских «dolor» и «umbra», означающих боль и мрак. Символическое мученичество Гарри подчеркивается окровавленной рукой, напоминающей о стигматах Христа, и должностью Амбридж — она, как инквизитор, пытает тех, кто отказывается перейти в ее веру. Может ли Амбридж быть мрачным отражением Лили? Могла ли Лили причинять своему сыну боль и страдания? Или это Лили страдала, как дева Мария, мать, видевшая муки своего сына, его необходимую жертву? Проклятье Круциатус, причиняющее невыносимую боль, напоминает о слове "crucifixion", что означает "распятие". Пытка или распятие? Я никак не могу до конца разобраться, но эти мысли приводят меня в ужас. Я убежден, что Лили, как и Амбридж, не хочет слышать правду о Волдеморте, что бы это ни означало. Как все-таки Гарри получил свой шрам?

Гарри, Рон и Гермиона организуют тайное общество учеников под названием «Армия Дамблдора», посвященное Защите от Темных Искусств. У Гарри болит шрам, а по ночам ему снится странный коридор без окон. Он разговаривает с головой Сириуса в камине. На Артура Уизли нападает Нагини, змея Волдеморта, но Гарри видит сон об этом, и вовремя зовет помощь. Гарри тревожит осознание того, что в своем видении он был змеей, напавшей на мистера Уизли. Гарри и дети Уизли навещают мистера Уизли в больнице. Там они встречают своего друга, Невилла, навещавшего родителей, которые были доведены до сумасшествия пытками Пожирателей Смерти и больше не могут общаться с сыном.

Невилл, конечно, альтер-эго Гарри. Интересно, что родители Невилла — замечательные люди, но так пострадали в столкновении с темными силами, что не могут говорить с сыном. Уверен, что Лили с Джеймсом в какой-то степени известна истинная причина сумасшествия Гарри. Но что бы это ни было, их настолько мучает сама мысль об этом, что они потеряли возможность общаться с Гарри, так же, как несчастные родители Невилла.
Но тайна раскроется. Артур Уизли, который представляет собой самые лучшие качества Джеймса, подвергся нападению змеи. Нагайна странным образом напоминает мне василиска, того самого, скрытого в Тайной комнате монстра, выползающего из глубин. Этот секрет не оставляет их. Но почему Гарри видел событие глазами змеи? Выходит, он был змеей? Волдемортом? Это еще одно символическое проявление подсознательного желания убить своего отца?

Амбридж узнает об Армии Дамблдора и смещает директора с поста главы Хогвартса, спровоцировав волну паники. Фред и Джордж покидают школу, устроив напоследок грандиозный фейерверк, включающий знаменитые Колеса Кэтрин. Хагрид знакомит Гарри и Гермиону со своим братом-полукровкой, диким великаном Гроххом.

Да-да, Лили действительно хотела сместить меня с поста "директора", то есть лечащего врача Гарри! Тем не менее, я, кажется, оказался несколько более упрям, чем мой волшебный аналог. Я все еще здесь, благодарю покорно!

Мне начинают нравиться воображаемые Фред и Джордж, шутники, восставшие против репрессий Амбридж. Может, имя «Джордж» — это отсылка к Георгию Победоносцу, знаменитому победителю дракона, победителю змея? В этой фантастической мечте, где змей и драконов хватает, он был бы очень кстати! Но, как ни странно, буйное восстание Фреда и Джорджа тоже напоминает о мученичестве и страданиях, ведь фейерверк называется «Колеса Кэтрин». Да, это всего лишь фейерверк, но все же — Святая Екатерина была до смерти замучена на колесе, правда? Очень тревожно.

Любовь Хагрида к брату Грохху кажется довольно милой. Грохх, бешеное дикое существо, с трудом составляющее слова, может быть представлением Гарри о брате, Дадли, как о маленьком ребенке. Многих старших в семье детей пугает дикое поведение маленьких братьев и сестер. Настойчивая забота Хагрида о брате отражает, как мне кажется, растущую привязанность Гарри к Дадли.

Гарри снится, что Сириуса пытают, и он летит в Лондон на фестралах вместе с друзьями, чтобы спасти его. В Министерстве Магии они находят пророчество в Отделе Тайн в виде маленького стеклянного шарика. Но прибывают Пожиратели смерти, и любящая сторонница Волдеморта Беллатрикс Лестрейндж убивает Сириуса. Появляется и сам Волдеморт, но Дамблдор спасает Гарри от убивающего проклятия. Дамблдор восстанавливается в должности директора школы, а Долорес Амбридж уносят в Запретный лес кентавры. Гарри узнает содержание пророчества о нем и Волдеморте, сделанного чудаковатой преподавательницей Предсказаний, Сибиллой Трелони: "И Темный Лорд отметит его, как равного себе, но у него будет власть, которая незнакома Темному Лорду... И один должен умереть от руки другого, потому что никто из них не сможет жить, пока жив другой".

Сириус мертв! И снова страдает кто-то, на кого Гарри переносит проекцию отца. Конечно, смерть крестного может представлять собой внезапное исчезновение Реджи из жизни Гарри, но не исключено, что в этом есть более глубокий и зловещий смысл.

Сириуса убила Беллатрикс, чье имя означает «воительница». Кто же эта яростная воительница? Почему она убила Блэка? Из-за преданности Волдеморту? Кто или что она, та, что любит Темного Лорда?

Новость о том, что в мире мальчика я был восстановлен на должности директора, меня порадовала. Интересно, с чем была связана краткая утрата должности? С желанием Лили прекратить сеансы?

В Отделе Тайн, как ясно из его названия, что-то скрыто. Сибилла Трелони сделала пророчество, загадочное истинное утверждение, заключенное в хрупкий хрустальный шар. Имя «Сибилла» явно восходит к древнегреческим пророчицам — сивиллам. Вроде бы одна из них жила в Дельфах, где бог Аполлон победил великого змея Питона. Рептилии вплетаются в саму канву фантазий Гарри.

Но что означает это странное пророчество? «Ни один из них не сможет жить, пока жив другой». В этой фразе должен быть некий скрытый смысл, но пока я не могу понять его. Темный Лорд отметит его, как равного себе. Как отметит? Должно быть, шрамом, происхождение которого родители Гарри так старательно замалчивают.

Кто такой Темный Лорд? Волдеморт. «Vol de mort» с французского переводится как «бегство от смерти». От чьей смерти? Кто такой Волдеморт и почему он так отчаянно желает Гарри гибели?

URL записи

@темы: Снейпомания, Ворованное, Фики

URL
Комментарии
2012-11-04 в 03:03 

emercy
читать дальше

URL
2012-11-04 в 03:04 

emercy
читать дальше

URL
2012-11-04 в 03:06 

emercy
читать дальше

URL
2012-11-04 в 03:08 

emercy
читать дальше

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная