emercy
24.07.2012 в 15:03
Пишет fandom Amber 2012:



Название: Письма



Автор: fandom Amber 2012



Бета: fandom Amber 2012



Размер: драббл, 626 слов.



Категория: джен



Жанр: юмор



Рейтинг: PG



Персонажи: Корвин/Дара, Мерлин



Описание: "Пишу Вам в сей поздний час, ибо сердце мое обуревает тревога. Дошел до меня слух, что пока я гощу у своей матери, в доме нашем происходят вещи мистические и жуткие."





Милостивейший лорд Корвин. Пишу Вам в сей поздний час, ибо сердце мое обуревает тревога. Дошел до меня слух, что пока я гощу у своей матери, в доме нашем происходят вещи мистические и жуткие. Дескать, сломаны витые перила из мореного дуба, потоптан газон, опустел винный погреб, а розовый куст под окнами Вашей спальни зацвел дивным цветком — пурпурным лифчиком.



P. S: Посылаю к Вам, любезный друг, сына нашего Мерлина с письмом, чтобы убедился он в здравии и благополучии Вашем, тем самым утешив наше непокойное сердце.

 

 


Милостивейшая леди Дара!



Для беспокойства Вашего нет причин, в чем убедился и сын наш Мерлин и подтвердил любезнейший брат наш Рендом, а также три фрейлины, с которыми вчера нанес нам визит наш любимый брат.



Витые перила я вынужден был уступить милому брату нашему Эрику великому ценителю мореного дуба. К тому принудили меня семейные чувства.



Дворцовый садовник наш разработал новую методу поливки растений вином, каковую внедряет с завидным пылом. Первый его эксперимент с газоном не удался, зато розовый куст под окнами нашей спальни дал поразительные результаты. Намерен выдать садовнику орден и с нетерпением жду новых плодов.



P.S: О слухах же, любезная подруга, можете более не тревожиться, ибо они уже неделю лежат в лекарских палатах и покуда лекарь не закончит извлекать мореный дуб из отверстий любезного брата нашего Эрика и очередь их не настанет, на Моргенштерна они сесть не смогут.





Милостивейший лорд Корвин. Сын наш Мерлин успокоил трепещущее сердце мое, особливо подтверждением любезного брата вашего Рендома. От запаха подтверждения непугливая живность отечества моего бросалась в ужасе по сторонам, а благороднейший король Свейвил издал указ о запрете импорта амберских горячительных напитков.



P.S: Посылаю, любезный друг, для дворцового садовника Вашего дюжину бочонков вина из матушкиных погребов и душевный ее привет.







Милостивейшая леди Дара!



Дар ваш стал для сердца моего бесценным счастьем и озарил измученную в разлуке с Вами душу светом воспоминаний. Однако же вскоре стали происходить события мистические и жуткие. Нежданно издохло два пса любезного брата Джулиана прилегших на газон нашего дома. А любимый брат Джерард, прогулявшись по розовому саду, третий день в лекарских покоях мается животом и, судя по всему, маяться долго еще будет, потому как лекарь еще не извлек весь мореный дуб из любезного брата Эрика.



Бесконечно тревожимся о здравии и благополучии Вашем и Вашей матушки, я и все наше семейство, особенно любимейший брат наш Джерард, который весьма сожалеет о принятом запрете и страдает от невозможности отблагодарить Вашу матушку за бесценный вклад в амберское садоводство. Спешу, однако ж, заверить Вас, что он не впадает в уныние и дает рыцарский обет собственноручно изваять памятник на могилу любезной Вашей родительницы.



P.S: посылаю Вам, любезная подруга, от милого Бренда душевный привет и просьбу прислать еще пару бочонков вина для частных садовых исследований.







Милостивейший лорд!



Бесконечно тронута была заботой Вашей о нашем здоровье и благополучии. В благодарность за мгновения тех дивных воспоминаний, что испытала я при чтении Вашего письма, посылаю через любезного брата Вашего и прародителя нашего Бенедикта, душевный привет и два бочонка вина.



P.S: с нетерпением жду возвращения домой сына нашего Мерлина, каковой еще неделю назад с любезным братом Вашим Рендомом, отправился на экскурсию по Амберу, да так до сих пор и не подал весточки.







Милостивейшая леди Дара!



Нанес мне нынче визит любезный прародитель ваш и наш брат Бенедикт. В дивный вечерний час имели мы с ним беседу, в ходе которой был сломан балкон, розовый куст редкого вида и три моих пальца, один из которых самый нужный, ибо без него общение с любезным братом Эриком никак не возможно.Особенно прискорбно это потому, что дворцовый лекарь имеется только один, да и тот все еще извлекает мореный дуб.



О сыне нашем Мерлине прошу не тревожиться, ибо гостит он у любезного своего дядюшки Рендома под его бдительным надзором.



P.S: с нетерпением ожидаю Возвращения Вашего, любезная подруга, в пылкие объятия наши.







Милостивейший лорд Корвин!



Уже выехала, везу лекарства и семена.







Название: Правь Амбером



Автор:fandom Amber 2012



Бета: fandom Amber 2012



Размер: драббл, 468 слов.



Категория: джен



Жанр: драма



Рейтинг: G



Персонажи: Бенедикт, упоминаются Эрик и Корвин



Описание: старший сын Оберона сражается с собственным честолюбием



Власть — всегда власть, говорят в Янтарном королевстве, подразумевая, что она всегда желанна. Но предложи принцам Амбера воцариться в какой-нибудь приятной Тени - и окажется, что правило не действует. Никто из нас не стремится управлять другим миром — важен только Амбер, лишь он притягивает, как магнит. Трон Оберона снится даже тем из нас, кто никогда не имел надежды занять его. Боюсь, что и принцессы не свободны от этого недуга.



Довольно странная форма фамильного безумия — каждую ночь видеть во сне отцовскую корону, опускающуюся тебе на голову, и братьев и сестер в огромном, богато убранном тронном зале Замка, склонивших головы пред тобой. О, среди них, безусловно, немало достойных претендентов на власть — но и во сне ты знаешь, что превосходишь всех в способности завоевать ее.



Война - всегда война, и в любом мире она одинакова. Кровь, крики, скрежет, лязг оружия, трудности с подвозом припасов, нехватка пищи и воды... Потери, которых не мог избежать, ловушки, ответные засады, раны, атаки, удары с флангов, марш-броски в тыл противника — и неожиданное для него соединение скрытно подошедших частей, берущих его войска в клещи. Котел, в котором гибнут окруженные. Звуки труб, грохот рвущегося воздуха и стон земли, полет духа, столкновение твоей воли с волей противника, противоборство ваших умов, холодный расчет и ярость сражения, вдохновение атаки и твой штандарт над чужими позициями. Сумерки и вой в ночи. Тучи воронья наутро. Война везде одинакова, и, прожив на свете тысячу лет, ты можешь справиться с этим одной рукой.



Я повторяю себе после каждого пробуждения: ты можешь получить трон - но не можешь занимать его. И дело не в том, что тебе не хватит твердости - здесь, в ненужной тебе Тени, ты давно коронован, и привык держать целый мир на ладони, следить за его дыханием, заботиться о его безопасности. Но ты годен лишь на то, чтобы защищать, а этого довольно лишь Отражению. Амберу мало твоего клинка — ему не хватит и всего тебя без остатка. Отдай и вторую руку, и самое жизнь — и все равно ты не укрепишь Пути, породившего истинный мир, и, тем более, не проложишь нового. Впрочем, родись ты хаоситом, ты и во Владениях не стал бы королем. В тебе слишком мало Порядка - но и слишком мало Хаоса.



Да, как бы ни жгли меня сны, днем я вижу это ясно.



Кто нужен нашему королевству? Из всех моих родственников один лишь Корвин мог бы понять безумца, сотворившего Амбер,— и лишь Единорог знает, кто мог бы упрочить истинный мир... Быть может, Корвин способен и разрушить все, как утверждает Эрик. Я не в силах постичь Корвина — но не знаю строк прекраснее его "Баллады о мореходах". Пусть суть его дара ускользает от меня, но я вижу, как он велик.



Вот почему я никогда не выступлю против него и не поддержу тех, кто это сделает. Со мной или без меня, им не будет удачи.



Это говорю вам я, Бенедикт Амберский.



URL записи





24.07.2012 в 08:42
Пишет fandom Borgia 2012:



fandom Borgia 2012. Level 2. Quest 1: Драбблы от G до PG-13. Часть первая.
















Название: Семейная галерея



Автор: fandom Borgia 2012



Бета: fandom Borgia 2012



Размер: драбблы



Персонажи: Родриго Борджиа, Чезаре Борджиа, Лукреция Борджиа, Джоффре Борджиа



Категория: джен



Жанр: mising scene, angst, drama, fluff



Рейтинг: G - PG-13



Сеттинг: исторические хроники/фильм "Конклав"/Р.Сабатини "Жизнь Чезаре Борджиа"/Д.Калогридис "Невеста Борджиа"



Комментарий: жаркий август в тот год, когда каждому из них было по 27 лет







Родриго Борджиа, вице-канцлер Ватикана




Август, 1458




Рим опьянел от крови.



И жаждал еще.



Резня началась в первые же часы, как объявили о кончине Папы Калликста III, в миру Альфонсо Борджиа. Убивали испанцев. Никто не считал, скольких закололи, повесили, сбросили в Тибр. Римляне вершили справедливость - возмещали кровью то, что жадные чужаки, хлынувшие в Рим следом за понтификом-земляком, брали золотом.



«Бегите», - последнее, что шепнул умирающий понтифик своему племяннику Родриго Борджиа, самому молодому вице-канцлеру в истории Ватикана. Всего два года как кардинал, а уже владел ключами от папской казны. Конклаву было за что его ненавидеть.



Родриго оглянулся. Его брат Педро-Луис побледнел и кивнул. Он не слышал, что сказал умирающий, но понял. Педро-Луис Борджиа - самый нежеланный для римлян префект города. Эту должность всегда занимали сыновья старинных итальянских семей. Городу было за что его ненавидеть.







По улицам Рима Родриго ехал, стараясь смотреть прямо перед собой. На Пьяцца дель Пополо солдаты выставили щиты с червленой розой - гербом рода Орсини. Педро-Луис осаждал замки мятежных Орсини по приказу Папы, Родриго собирал с них контрибуцию в пользу казны.



Родриго вспомнил волчий взгляд кардинала Латино Орсини. Над высохшим от болезней телом мертвого понтифика, Орсини четко и внятно произнес ту же фразу: «Бегите».



Солдаты сомкнули щиты.



За спиной охнул Гаэтано: «Это же Гарсия... Они повесили Гарсию...».



«Вперед», - не оглянувшись, скомандовал Родриго.



Ему оставалось только молиться, чтобы брат успел добраться до порта Остии и сесть на корабль. «Прощай», - сказал Педро-Луис в последнем торопливом объятии.



Прощай. Господи Иисусе, пошли испанским изгнанникам попутный ветер до родины.







И почему Родриго мерещится, что он больше не увидит брата живым?







* * *







В избрании нового понтифика имеет право участвовать любой кардинал, будь он даже отлучен от церкви, будь он даже испанец. Через десять дней после похорон Родриго смотрел, как окна капеллы
заколачивают досками, а за окнами так же весело стучат молотки на новых виселицах.



Мимо Родриго проходили кардиналы - знатные, богатые, уважаемые. За каждым из них мощь не одного человека или рода - а республики или королевства.



Кто-то здоровался, кто-то просто кивал головой. Но и те, и другие в открытую или за спиной называли его - не вице-канцлер, нет - в лучшем случае: молодой Борджиа, но обычно пренебрежительно: кардинал-племянник. Вот кем Родриго Борджиа был в их глазах - всего лишь племянником мертвого понтифика, выскочкой, которому должно проголосовать так, как укажут. Может, тогда найдется покровитель, который защитит его от мечей и арбалетов рода Орсини. А если кардинал-племянник заупрямится, невелика потеря.



Рим по еще одному мертвому Борджиа плакать не будет.







Кардиналы шли мимо, солнечный свет таял на глазах. Скоро в заколоченной капелле будет совсем темно, зажгут свечи, и в полумраке истинных лиц не разглядеть.



Родриго чувствовал себя глупым каталонским мальчишкой, заигравшимся во взрослые игры. Только сейчас он ощутил, что остался совсем один - без верной руки брата-кондотьера, без благословения дяди-священника.



Лучше бы он ждал в Остии корабля или выбросился в последнее незаколоченное окно.







А за стенами шумел древний город - сердце христианского мира, его сила и слава.







В старом доме под окном Ваноццы льняные простыни хлопают на ветру, как мокрые паруса, а далеко-далеко в тихих садах Сиены на траву падают персики, в Болонье голодные студенты делят хрустящие соленые хлебцы и смеются, море лижет горячий песок Остии, и над морем стоит дымка, за которой Испанию не разглядеть.







Загудел тяжелый колокол на храме Святого Петра. А следом за ним зазвучали переливы по всему Риму.



Калликст III приказывал бить в колокола в полдень, и вечный город, несмотря на погромы и убийства, радостно звенел, словно забыв о том, что чтит обычай, заведенный ненавистным папой-испанцем.



В Риме будут звонить в колокола и через сто лет, и через двести, и через пятьсот.







Родриго Борджиа легко раздвинул губы в широкой улыбке и вошел в темный зал капеллы.




















Чезаре Борджиа, герцог Валентино




Август, 1502
Не прошло трех дней, как войска Чезаре Борджиа вторглись в княжество Урбино, а флаг с быком на алом и золотом поле уже развевался над столицей.



Не прошло трех дней, как Чезаре отправил свое первое письмо, подписанное «повелитель Урбино», а он уже снова сел в седло. На этот раз без войск и свиты, в черных одеждах рыцаря-госпитальера.



Из Милана пришла весть, что дорогой кузен Луи, король Франции, желает видеть гонфалоньера папских войск и своего вассала Чезаре Борджиа.



Каждый день был на счету.



Но Чезаре отправился не в Милан, чтобы предстать перед королем, он тайно уехал в Феррару, где только что тяжело и трудно разрешилась от бремени Лукреция.







***



Отяжелевший от родов живот округлился под рубашкой, глаза запали, длинные волосы заплетены в простую косу. Лукреция выглядела маленькой девочкой, постаревшей в одночасье.



Чезаре нежно погладил ее голую пятку.



- Не надо, - простонала она, пряча ногу под простыней.



Маэстро дотторе недовольно звенел инструментами: ее сиятельству герцогине прописали кровопускание.



Чезаре нырнул рукой под простыню, нащупал пятку Лукреции и нежно провел большим пальцем по стопе.



- А так?



- Прекрати! – Лукреция отчетливо хихикнула.



- Неужели щекотно? – притворно удивился Чезаре. Он окинул простыню, обнажив щиколотки Лукреции.



Лукреция подгибала пальцы, без особого старания пыталась вырваться и постанывала от смеха.



Чезаре склонился и поцеловал выступающую косточку.



- Твоя борода щекочется, - снова простонала со смехом Лукреция.







Муж Лукреции и герцог Ферарры Альфонсо д`Эсте так и застал его - бородатого лохматого мужчину, целующего пятки чужой жены.











***







После трехневной войны в Урбино и двух дней в пути сиятельный герцог Валентино похож на главаря разбойничьей шайки, думал Альфонсо д`Эсте. А для баронов Романьи он есть и будет разбойником и вором, который силой готов забрать то, чем их семьи по праву владели веками.







Но дайте Чезаре Борджиа пару лет, и папа Александр VI возложит на его голову корону короля Романьи.







Герцог Валентино поднял взгляд, аккуратно отпустил добычу и поднялся навстречу хозяину дома. Невозмутимый, словно слухи о его отношениях с сестрой - не больше чем ложь, словно лапать неодетых женщин дома д`Эсте - обычное для него дело.







- Дорогой кузен, позвольте выразить вам свое почтение и благодарность, - герцог Валентино чуть поклонился. Ничего незначащие фразы катились камушками с обрыва.







Дверь закрылась, пряча измученную Лукрецию, которая смотрела вслед двум своим мужчинам.







***







- Ваши шпионы в Милане заслуживают награды, - задумчиво сказал Чезаре. Он с отрешенным восхищением рассматривал благородные линии старого дворца семьи д`Эсте. И пусть старый герцог Эрколе был жив, в Ферраре правил Альфонсо - первенец и наследник. С предусмотрительностью истинного д`Эсте он старался сохранить все, что досталось от предков. Чезаре нравилось родовое гнездо феррарских герцогов - своего у него не было, не считать же своими захваченные замки, в которых от силы проводишь по два-три дня.



Чезаре брал, но не владел - некогда.







- Не секрет, кто собирается вокруг короля Луи в надежде поживиться вашей головой, кузен, - Альфонсо говорил о том, о чем Чезаре и так знал. - Гвидобальдо Монтефельтро, которого вы изгнали из Урбино, родственники Варано из Камерино, Джованни Сфорца, лишенный Пезаро...



- Хотел бы я посмотреть, как Джованни Сфорца целует руку короля, который заключил его дядю Лодовико в тюрьму, - оживился Чезаре, словно и вправду мечтал насладиться этим зрелищем. - Значит, мои враги - калека, сифилитик и импотент… Решено, немедленно отправляюсь в Милан. Моя свита уже в пути, - Чезаре подмигнул, - и среди них человек в маске.



Которого в пути шпионы и соглядатаи примут за герцога Валентино, понял Альфонсо, пока настоящий герцог Валентино ищет поддержки в Ферраре на случай неблагоприятных обстоятельств.



За считанные месяцы Чезаре Борджиа успел вызвать ненависть почти всех итальянских семей. Если они объединятся, а король Луи их поддержит, герцог Валентино долго не продержится. Но французу нравится дразнить итальянцев хитрым и беспощадным Чезаре Борджиа - до тех пор, пока француз не поймет, что Чезаре Борджиа опасен и для него.



Вслух Альфонсо д`Эсте сказал:



- Король Луи не любит неудачников.



- Значит, я не проиграю, - Чезаре снова улыбнулся.







У них есть еще час, чтобы обсудить новости из Флоренции и Венеции, прежде чем Валентино снова сядет в седло.







* * *







Ночь шла на убыль.



На счету был каждый час, но Чезаре лежал и, запрокинув голову, смотрел на тяжелые августовские звезды, готовые упасть в ладонь, только протяни руку.



Тени плясали вокруг костра - как свора романьольских баронов, которых Чезаре Борджиа уже изгнал или еще изгонит из их замков и крепостей. Издали следили голодным хищным взглядом жадные до падали Венеция и Флоренция. Ждали своего часа в засаде пушки Вителли и конница да Фермо.



Дорогой кузен Луи, король Франции, не знает милости к побежденным. Значит, Чезаре не должен проиграть.







Он подставил ладонь падающей звезде.



Дайте мне еще хотя бы пару лет...




















Лукреция Борджиа, герцогиня Феррары




Август, 1507
Тем летом в Ферраре стоял такой зной, что пересыхали колодцы. В городе говорили о голоде и чуме, и герцог пожелал, чтобы Лукреция с детьми уехала в поместье. Они больше не говорили о смерти Чезаре, свои слезы Лукреция выплакала еще в апреле, когда пришла весть из Вианы.







Но теперь глядя из окна на притихшую полумертвую Феррару, Лукреция вспоминала, что семь лет назад в Непи было так же мучительно душно.







...Она не видела Чезаре несколько месяцев и не хотела видеть. Лукреция носила черное вдовье покрывало - любимый брат сделал ее вдовой - и сердце болело каждый раз, когда она думала, что Чезаре убил того, кто стал для нее светом и надеждой.







А Чезаре все-таки приехал, усталый, в запыленной одежде.



- Прости меня, - он встал на колени, поцеловал край ее платья, и Лукреции захотелось ударить его по лицу. В душе не было прощения: Чезаре даже не скрывал своей вины.



- Нечего прощать, - она смотрела сверху вниз, каждое слово давалось с трудом. - Ты жесток, ты бессердечен, ты убиваешь как зверь. Зверей не винят в том, что они творят.



Но эти слова были ложью. Чезаре знал, что делает и почему. Он приказал убить Альфонсо, потому что тот мешал планам - его и отца. Точно так же, как мешал их планам несчастный, смешной, влюбленный Перотто, который целовал руки Лукреции, уверяя, что никто не сможет разлучить их. Как мешали еще десятки людей, имен которых Лукреция не знала и не хотела знать.



- Скажи, что все, что ты делаешь, ты делаешь ради меня, - Лукреция пыталась говорить презрительно, но голос дрожал, - что ты любишь меня и хочешь защитить.



Чезаре опустил голову.



- Я сделал это, чтобы ты снова была моей, - глухо сказал он.



И Лукреция наконец расплакалась - горько, некрасиво задыхаясь.







Сброшенное вдовье покрывало лежало на полу смятой тряпкой. Чезаре сидел у ног Лукреции, положив голову ей на колени. И она перебирала темные густые волосы.



Твоя любовь душит меня, не дает жить. Я твоя, ты мой, но еще немного, и меня больше не будет, отпусти, прошу, отпусти...







...Семь лет спустя, в апреле, она снова плакала не переставая, сжимая в горсти черное скорбное покрывало. Где-то в лесах под Вианой умирал Чезаре, и час его смерти был бесконечен для Лукреции. Ей тоже хотелось умереть.



- Все кончено, Чезаре, - шептала она, задыхаясь от слез. Темные леса Вианы шумели над ними, и голова Чезаре лежала на ее коленях. - Ты умер. Хуан умер. Отец умер. Имя Борджиа втоптано в грязь. Некому защитить меня. Что мне делать дальше?



Она ждала, что брат ответит: "Разве ты не желала избавиться от клейма Борджиа?".



Но он молчал.



Лицо Чезаре было бледным, волосы слиплись от крови.



- Борджиа больше нет, - сказала она, опустив голову.







Тем летом в Ферраре стоял иссушающий зной, говорили о чуме и голоде. А еще о грядущей войне, утратах и несчастьях.



Лукреция стояла у окна и смотрела на город, в котором нет места для Борджиа, но которому нужна герцогиня Феррары - она будет рожать мужу детей, выслушивать просьбы обиженных, танцевать на праздниках и молиться в церкви святого Георгия.







- Герцог ждет, ваше светлость, - сказала камеристка.



- Иду, - ответила герцогиня Феррары.












Джоффре Борджиа, князь Сквиллаче








Август, 1508
Бруха, одноглазая ведьма, жила на скале. Даже самые благородные дамы, оставив свиту, поднимались к ней пешком по крутой тропинке, вьющей по скале. А заходя в хижину, склоняли голову – из-за низкой притолоки. И одноглазая ведьма никогда не гадала дважды.



Мария де Мила шла от брухи назад, придерживая платье и касаясь рукой шершавой скалы. Галька под ногами осыпалась и летела вниз, в расщелину. Солнце клонилось к закату.



Мария де Мила была самой важной дамой этих земель, молодой супругой Джоффре Борджиа, князя Сквиллаче. Славное княжество Сквиллаче - городок, похожий на рыбацкую деревню, скалы и море. Князь Сквиллаче - рыжий, с намечающимся брюшком - тюфяк тюфяком - подкаблучник и увалень. Он был не такой, как другие Борджиа. Не было в нем неукротимой решимости Чезаре, сумасшедшего обаяния Хуана, красоты и изящества Лукреции.



Спасибо тебе, Господи, за это, думала Мария, спасибо.



В тринадцать лет он оказался в Сквиллаче нежеланным мужем при своей первой жене, шестнадцатилетней, рано созревшей красавице Санче Арагонской. И вместо того, чтобы следить за честью супруги, бегал с мальчишками купаться на море, разорять сады и печь рыбу на углях. Санчи больше нет, а Джоффре незаметно врос в Сквилачче, в эту каменистую, не слишком приветливую землю - край с резкими зимними ветрами и изнуряющей летней жарой. В Италии менялись понтифики на святом престоле, в войнах благородные семьи теряли и возвращали свои земли, но никто не трогал последнего мужчину из рода Борджиа - словно он умер раньше, чем его братья.







И сейчас Джоффре в расстегнутой мокрой рубашке, босой, с закатанными штанами стоял в мелкой ленивой речушке с острогом в руке, охотясь на рыбу. Нос облупился на солнце, волосы прилипли к вспотевшему лбу.







Потом он кормил Марию печеной форелью, перепачкал сажей ее платье, порвал свою рубашку. Не спрашивал, о чем говорила одноглазая ведьма. Спрашивать нельзя.



Но когда он провел ладонью по губам Марии, привычным домашним жестом утирая ей рот, как маленькому ребенку, она вдруг расплакалась.



- О чем ты плачешь? - встревожено спросил Джоффре. - Из-за того, что я отпустил слугу? Но у Гаспаро жена должна вот-вот родить, я велел взять ему нашу лошадь. Не плачь, родная. У нас есть рыба и соленые оливки, есть вино и хлеб. Ночью я буду поддерживать огонь, ты немного поспишь. Мы встретим рассвет, а потом поедем домой. Не плачь, - растерянно повторял он, размазывая слезы и сажу по лицу Марии.







Еще несколько лет счастья для Джоффре Борджиа, разве этого мало, думала Мария. Счастья за всех из его семьи.


























URL записи





24.07.2012 в 00:24



Пишет fandom Astronomy 2012:



Fandom Astronomy. Левел 2: квест - драбблы



Название: Возлюбленный спутник



Автор: fandom Astronomy 2012



Бета: fandom Astronomy 2012



Размер: драббл



Пейринг/Персонажи: Плутон/Харон



Категория: преслэш



Жанр: драма



Рейтинг: от G до PG-13



Примечание: -



- С новым годом, приятель. – Плутон боком ощущает привычное присутствие соседа, с которым он делит одну орбиту. Тот чуть меньше самого Плутона и не менее молчалив. Впрочем, планету это устраивает – дели он орбиту с кем-то наподобие шумного Марса или напыщенного Сатурна, он бы давно попросился на ПМЖ к Эриде - та давно делала недвусмысленные намеки…



Но Плутону повезло как никому иному - Харон мог бы быть его близнецом, если бы не малые размеры. Даже их магнитные поля совпадали. Конечно, это создавало некоторую путаницу в восприятии – например, дети Земли воспринимали их как одну двойную планету. Или вообще не воспринимали. В конце концов, кого волнует маленький космический объект на окраине Солнечной Системы? Разве что этого попахивающего метаном недоумка Нептуна, с которым у Плутона взаимная и ничем не прикрытая вражда. И только потому, что однажды маленький спутник сумел вырваться из плена голубого гиганта и стать полноценной планетой, взяв себе гордое имя Плутон. Ну а потом появился Харон.



Он прилетел извне Системы, уставший от долгих странствий. Темный, каменный и удивительно похожий на самого Плутона, он вырвал его ось за пределы ядра карликовой планеты и остался на одной орбите навсегда. Плутон не возражал – ему нужен был не просто спутник, а компаньон, и Харон полностью соответствовал его ожиданиям.



Ровно до тех пор, пока он не захватил Никту и Гидру.



- Что это? – Плутон излучал волны ледяной ярости.



- Это наши дети. Будут. - в тон ему отвечал Харон, - От них отказались другие планеты. Ты же не поступишь с ними так же?



Спутник знал, как подействовать на планету. Планеты, особенно газовые гиганты, не признавали Плутон. Кому, как не бывшему спутнику, было понять маленьких близняшек? И он согласился.



Харону плевать на статус Плутона. Харон имеет такую же гравитационную силу, как и Плутон. Харон сделал Плутона уникальным небесным объектом и дал ему семью.



Иногда Плутон думает, что спутником является он сам, и ужасается. Тогда Харон ловит его взволнованные магнитные волны и увлекает в новый круг космического вальса. И Плутон снова забывает обо всем – ведь у него есть его возлюбленный спутник.





Название: Через одну орбиту



Автор: fandom Astronomy 2012



Бета: fandom Astronomy 2012



Размер: драббл, 969 слов.



Пейринг/Персонажи: Венера/Марс, Солнце.



Категория: гет



Жанр: ангст, романс



Рейтинг: от G до PG-13



Краткое содержание: Марс, тоскующий по возлюбленной Венере



Примечание: -



Марс успокаивает свои бури, выбирает подходящий ракурс, прихорашивает полярные шапки. Земля с другой стороны Солнца, а прямо напротив, всего через одну орбиту - его Венера кутается в облаках, тревожно поглядывая на якобы неревнивое Солнце.



Марс улыбается, если можно так назвать едва заметное движение атмосферы и магнитных полей.



- Венера, а Венера! А покажись без облаков!



- Зачем?



- Ну Венера! Ну покажись!



- Не могу.



- Почему?



Венера недвусмысленно кивает ветрами в сторону Солнца.



Марс ревниво хмурится.



- Венера, а ты все равно хороша, в облаках особенно. Я так давно не видел твоих гор... Твои Земли Афродиты...



- Откуда ты знаешь такие слова? У Земли нахватался? - Венера подозрительно возмущается магнитным полем.



- Да, от этой заразы чего только не узнаешь... - Марс расстроенно махнул бы рукой, но рук у него нет. Венера успокаивается от "заразы".



- А помнишь, как ты звал их раньше?..



- Аэлита! Пояс Аэлиты! Разве это возможно забыть? А вон там, там, где твой северный полюс, - там горы Ихо. Я помню девочку Ихо, в честь которой их называли мои жители - она была юна, тонка и прекрасна. Только именами таких девушек можно называть тебя, твои горы, твои впадины... Венера! Я так соскучился!



- Я бы не сказала, что ты скучал. Каждые полгода ты скандалишь то с Юпитером, то с астероидами, то с Землей...



- Так то ж все от скуки! От печали и одиночества...



- А Фобос и Деймос?



- А ну их! - Марс не боится, что спутники услышат его слова: они и так знают про отношение планеты-хозяина. - Им же даже не поплачешься - они бесчувственные скоты. Не Земле же рассказывать свою тоску: ей все равно, у нее земляне.



- И у нас были... "земляне"... Зачем ты выжил своих?



- А ты своих зачем? И вообще, я не о них хочу поговорить.



- А о чем?



- Помнишь, как марсиане освоили небо? Помнишь, как летали к тебе по много раз в год?



- Для них я была курортом.



- А твоя атмосфера еще не была такой густой... Каждый раз, когда ты была рядом, я видел море Белых Звезд...



- Теперь это равнина Гвиневры.



- Пересохло?! Черт, что я говорю... Какая вода...



- А черти иногда выходят на поверхность - им нравится жара и пересохшие моря.



- Что еще ждать от чертей! Они же ничего не понимают в красоте! Как искрились твои воды в свете звезд!



- А у тебя до сих пор белеют шапки.



- Я поседел, Венера! Поседел от одиночества и горя!



- Прям уж и от горя.



- Венера, а когда марсиане прилетали с тебя, я мог почувствовать на их сапогах твою пыль. Серо-желтую, нежную, рассыпчатую пыль. Она мешалась с моим красным песком... А иногда они привозили твой оранжевый песок - он сливался с моим, мы были одним целым!



- А твой песок всегда был слишком виден на моей земле. До сих пор кое-где встречается, никак от него не избавиться.



- Где? Покажи!



- Не могу.



- Венера...



- Земля говорила, что люди считают твой Олимп самой высокой горой в системе.



- А как же Нептун?



- Земляне там еще не были. Да и что там: лед один, ни одного толкового вулкана, ни одного взрыва, выхода магмы. Не то, что твои потоки лавы по песку. Как они бегали от них! А потом приносили застывшую лаву на меня: украшали себя подвесками и кольцами с ними, приезжали веселиться. Сколько таких колец я утянула в свои пески! А теперь они расплавились, точками обволакивают мои пески, стягивают песчинки, липнут на камнях.



Марс жадно слушает Венеру. Он готов разорваться на части, понимая, что ее пески разнесло по его поверхности почти без следа. Он вспоминает свои бури, вспоминает, как в особой злости выбрасывал свою пыль в космос, осознает, как много в этих выбросах могло быть венерианских песчинок, и готов разбудить спящий Олимп, разорвать свои глубины, наказать самого себя за бешенство и глупость.



Венера замолкает, наблюдая за поворотом Марса вокруг оси.



- Смотри, твой Олимп разрушается, - печаль в ее голосе кажется равнодушием.



- А что ему еще остается? Кому нужен мой Олимп?



- Уже никому, - еле слышный шепот. Облака на Венере густо сереют, молнии становятся глуше. Ее непривычно мягкий взгляд скользит по ледяным шапкам Марса, выхватывает частые кратеры. Зря он так бесится, всю атмосферу растерял. Теперь как под канонадой с этим поясом астероидов. Ну и что же. Зато нигде нет такого рельефа. Он один воин во всей этой несчастной системке. Венера улыбается, чуть приподнимаются в улыбке полосы вечного урагана.



- Расходимся, - горько констатирует Марс. - Пора.



- Пора. Нет, погоди, еще близко, - Венера силится разогнать свои облака. Ну и что, что дешевый стриптиз. Нельзя уже и побаловать старого... друга? Даже в магнитном поле Марс отмечен как друг - не более.



Марс вспоминает, что магнитным полем можно прочувствовать... Все можно прочувствовать. Дикая, отчаянная волна летит к Венере - они ловит ее рельеф, ее тепло, впечатывает его в свою поверхность. На ледяных шапках появляются трещины - точные копии плато и гор, равнин и морей. Где-то в глубине кипит, как в древности, магма, толкает кратер Олимпа. Еще немного - и земляне зафиксируют извержение потухшего вулкана. Но слишком далеко, не хватает мощи.



- У тебя бешеные ветра. А зачем тебе молнии?



- Тебе не нравятся?



- Нравятся. Но они не твои. Я не помню их на моей Венере.



- Давай столкнемся.



- Что?



- Уже поздно, да. Тогда в другой раз. И все к черту. Однажды упустили момент, следующий раз не упустим.



Над системой раздается голос Солнца:



- Что вы мне тут разврат разворотили! А ну цыц! К вам ребенок с землянами приближается! И вообще, скажите спасибо, что я вас тогда развел: а то б в пылу страсти столкнулись и самоуничтожились.



- Слились бы в любовном экстазе, - Венера за хихиканьем скрывает неловкость, Марс готов вспылить, но вовремя замечает, как облака улетающей вдаль Венеры сложились в пошлейший, но такой милый сейчас знак земной карточной масти: знак червей.





Название: Любопытство - не порок



Автор: fandom Astronomy 2012



Бета: fandom Astronomy 2012



Размер: драббл, кол-во слов - 421



Персонажи: люди, планеты солнечной системы, Солнце



Категория: джен



Жанр: юмор, драма



Рейтинг: от G до PG-13



Краткое содержание: Люди наблюдают за небом, но кто сказал, что небо не наблюдает за людьми?



Примечание: -



– Земля – центр мира! – розовощекий кудрявый малыш надулся и исподлобья посмотрел на сидящего напротив.



– Нет, солнце! – запальчиво ответил тот и показал язык, – А Земля... Земля вертится!



– Ничего она не вертится! – кудрявый явно приготовился плакать, – Она на слонах стоит! А они – на черепахе!



– Вертится! Вертится! – к его оппоненту присоединились еще несколько карапузов, образуя своеобразный хор, – Она вертится!



– Вы плохииииееее! – кудрявый все же разрыдался и ударил ближайшего к себе малыша лопаткой, – А она плоская!



– Сам ты плоский! – его оппонент ударил его в ответ.



Постепенно в песочнице назревала драка – у кудрявого, как оказалось, тоже были свои сторонники.



– Как думаете, кто победит? – Солнце с любопытством рассматривал проекцию.



– Ставлю на кудрявого! – немедленно отозвался Марс.



– Его зовут Птоломей, – заметила Земля. Сама она благоразумно от ставок отказалась.



– Птоломей – красивое имя, – величественно кивнул Юпитер, – Я тоже на него ставлю.



– И охота вам всем вокруг Земли вертеться, – высокомерно фыркнула Венера и посильнее закуталась в облака.



– Так забавно же, – пробасил на это Солнце.



– Угу. И быть плоской тоже, видимо, забавно, – Венера вильнула осью и отправилась по своим делам.



– Обиделась что ли? – удивленно посмотрел ей вслед Марс.



– Ну ее. Давайте лучше дальше смотреть...



– Земля вращается вокруг Солнца! – худой подросток, вскинув голову, упрямо посмотел на группу других подростков в черном.



– Ложь! Всем известно, что Земля – центр мира! – главный в компании высокомерно скривил губы, – Земля – центр мира, а Солнце находится на одной из небесных сфер.



– Это не так!



– Именно так, – компания медленно окружала подростка, толкая его к куче сена.



– Не так! Она... Она вертится!



– Ложь!



Чиркнул кремень и сено с находящимся в его середине подростком, загорелось. Компания, молча скрестив руки, наблюдала за процессом.



– И все равно она вертится! – выкрикнул подросток...



– Что скажете?



– А не слишком ли они жестоки? – задумчиво пропыхтел Уран.



– Да, ладно! – отмахнулся Марс, – Их же там много!



– Много-то много, но... Ну, да ладно...



– Плутон не может считаться полноценной планетой, – зрелый мужчина, поправив очки, посмотрел на собеседников, – Он слишком мал и... Вообще, это не более, чем планетоид пояса Кеплера.



Кое-кто из находящихся в комнате согласно закивал.



– Позволю себе с вами не согласиться, – ответил некто, сидящий в углу, – По всем параметрам Плутон – именно планета. Так как, в противном случае, придется исключить из списка планет и Меркурий...



– Еще чего! – возмущенно дернулся Меркурий, – Я – планета! И Плутон – планета! А эти твои вирусы совсем оборзели! – и он решительно покинул «теплую компанию».



– А ты что скажешь, Плутон? – хмыкнул Нептун.



Плутон едва заметно ухмыльнулся и, как бы случайно, столкнул один из астероидов с его орбиты, выкидывая его внутрь системы.



Солнце прикинул траекторию объекта и слегка качнул головой:



– Ничего личного, да?



– Вот именно, – вежливо ответил за Плутона Харон.





Название: Буян



Автор: fandom Astronomy 2012



Бета: fandom Astronomy 2012



Размер: драббл, 585 слов



Пейринг/Персонажи: планеты Солнечной системы



Категория: джен



Жанр: юмор, наверно



Рейтинг: от G до PG-13



Краткое содержание: Буйное поведение Марса и полеты к звездам.



Примечание: -



Солнечная система. Сухо потрескивает Меркурий, лениво ворочается Юпитер, сурово, будто орденами, поблескивает кольцами Сатурн, где-то на окраинах неформал-Плутон нашел себе компанию таких же неформалов, за что дедуля-Уран вышвырнул его из дома и лишил наследства.



Голос со стороны планет земной группы: Слышите, камрады? Слышите? Что мои-то утварили!



Меркурий, Венера и Марс с любопытством поворачиваются на голос, Луна восторженно смотрит на Землю, Фобос и Деймос ревностно и обиженно смотрят на Марс, Юпитер бурчит, остальные делают вид, что не слышат.



Земля: Нет, вы только посмотрите на них! Что придумали! Надо же!



Восторгам Земли нет предела, она слегка ускоряет обороты, стараясь побыстрей показать планетам, что творится на ее поверхности. Люди на Земле замечают, что часы отстали на полчаса.



Венера *пренебрежительно: Слушай, Земля! Ну что за жаргон! Камрады! Фи! Понахваталась от своих паразитов.



Земля *запальчиво*: Они не паразиты! Они знаешь какие не паразиты?!



Марс: Знаем, знаем. Такие не паразиты, что скоро третьего опустошат.



Земля *теряясь*: Кого третьего? Меня?! Да нет же! Нет! Они знаешь какие умные!..



Венера: Были бы умные, до сих пор бы у меня жили.



Юпитер: Были бы умные, давно бы вас троих взорвали.



Марс: А ты вообще молчи, у тебя опыта жизни с людьми нет!



Юпитер: У меня есть опыт жизни с планетами, что гораздо хуже.



Марс *распаляясь пыльной бурей*: Ты вот сейчас на что это намекаешь?!



Венера *ласково*: На тебя он намекает, милый.



Марс *готов взорваться*: Я, между прочим, с испорченной системой магнитных полей! На мне эти паразиты два секстиллиона жили!



Земля *забывая про паразитов*: Два секстиллиона! Восторг! Восторг же!



Марс: Вот именно! Два! А на Венере полтора!



Юпитер: А я с вами в пятьдесят раз дольше живу.



Сатурн: В пятьдесят два.



Юпитер: Тем более!



Марс: Заткните этого зануду Сатурна! Он вообще жизни не нюхал! Летает там себе в кольцах!



Сатурн *коварно*: Ну давай ко мне, полетаешь у меня в кольцах.



Марс: Да запросто! Солнце! Эй! Сол-нце! Солнцесолнцесолнце!!!



Солнце *лениво*: Ну что вам еще?



Марс: А ну толкни меня к Сатурну?



Солнце: Зачем?



Марс: Надо! Толкай давай!



Солнце: А Фобоса и Деймоса куда?



Марс: Глупых вопросов не задавай! Толкай и все!



Солнце: Только я вас троих туда не протолкну. Двое поменьше в поясе астероидов застрянут.



Фобос: Ну уж фиг! Пните меня к Земле!



Марс: Изменник!



Фобос: Деймос, ты со мной?



Луна: Какое к Земле? Мне самой тут места мало!



Земля *укоризненно*: Луна! Не жадничай!



Сатурн: Ну так что? Солнце, когда ты ко мне новый спутник пнешь? Я хочу свой же рекорд побить!



Юпитер *осознает, что так он Сатурна по числу спутников никогда не перегонит*: Да не долетит он до тебя. Вокруг меня завертится.



Венера: Марс, стой на месте, а то эти двое тебя не поделят и взорвут к чертям всю систему.



Марс: Я не могу стоять. Если я встану, то упаду на Солнце.



Солнце: Свят-свят-свят! Ты ж мне весь гелий распугаешь!



Венера: Он еще и меня с орбиты собьет.



Марс *пылит бурей, астрономы в восторге смотрят на оранжевые облака*: Коварные гиганты! Чтоб вас!..



Уран: И что нас? Ты, плебей, я вижу, совсем забываешься!



Планеты-гиганты начинают ворчать, шевелиться, нарушать порядок движения. Маленький шут Меркурий что-то шепчет Солнцу. Солнце кивает.



Солнце *чернеет пятнами, пускает магнитные бури к планетам* : Эй, цыц, салаги!



Планеты-гиганты нехотя тихнут, Венера с деланным равнодушием стреляет глазками по сторонам, Марс еще не до конца остыл, Земля грустит, Луна волнуется за место у Земли, Меркурий жалеет, что у него опять осипло горло.



Солнце: Значит, так. За нарушение общественного покоя Марс приговаривается в колонизации землянами. Земля, пни там своих, пусть готовятся.



Земля *расстроено*: Они же так хотели полететь к звездам… А придется бросить мечту из-за краснобокого буяна…







Название: Желтая



Автор: fandom Astronomy 2012



Бета: fandom Astronomy 2012



Размер: драббл, 424 слова



Пейринг/Персонажи: желтая звезда класса G, нейтронная звезда, другие звезды



Категория: джен



Жанр: драма



Рейтинг: от G до PG-13



Краткое содержание: -



Примечание: -



– Привет, а ты кто? – маленькая желтая звездочка класса G попыталась заглянуть за облака пыли, но ей это не удалось. – Новенькая, да? – желтая буквально лучилась энтузиазмом, разговорчивостью и любопытством, – А у нас тут так скучно. И со мной совсем-совсем никто разговаривать не хочет. – желтая тихо вздохнула и покосилась на соседку, – И ты тоже не хочешь, да? Я знаю, я всем надоела...



Она тихо всхлипнула и отвернулась. Маленькая, стабильная звездочка, которая будет долго идти по пути эволюции до красного гиганта, а потом – до белого карлика.



Нейтронная звезда тихо вздохнула и постаралась поплотнее запахнуть остатки собственной сброшенной оболочки – ей не повезло вспыхнуть в довольно плотном скоплении, где порой вообще не протолкнуться. И теперь ближние и дальние соседи пристально смотрят на нее, решая, что же им ждать от «новорожденной». Наверное, и эту желтую подослали следить.



– Привет... А можно, я тут рядом побуду? – тихий голос желтой отвлек нейтронную звезду от неприятных размышлений, – Я тихо. Честно-честно. Просто... они все смеются надо мной, а это обидно...



Нейтронная на это тихо хмыкнула, но прогонять желтую не стала – пусть ее. Зато шепоток ближайших бело-голубых стал громче и отчетливее.



«Вы только посмотрите на нее – небось мечтает нас поглотить,» – шипела белая своей товарке.



«Гордячка какая – спряталась и молчит,» – басил голубой гигант в ответ.



«Думает, небось, она вся такая уникальная!» – ехидно, в унисон, пропела тесная двойная звезда.



Нейтронная все это слышала и все сильнее и сильнее погружалась в депрессию – ей было безумно обидно, что недавние друзья внезапно стали относится к ней вот так. А ведь когда-то и она была обычной звездой класса O – такой же беспечной и сияющей, но... Все, что было возможно, перегорело. И она взорвалась. А теперь стала изгоем в собственном скоплении. Это было горько.



– Извини, а у тебя не будет немного лишнего межпланетного газа? – внезапно ворвался в ее мысли голос нахальной желтой.



Нейтронная покосилась на нее, но промолчала – сама отстанет. Но желтая не отставала: она создала из собственного звездного ветра странную трехмерную композицию и послала ее прямо в окружающее нейтронную облако. Композиция была красивая. И такая теплая. Нейтронная не удержалась и поймала ее, слабо улыбнувшись.



– Вот. Так-то лучше! – желтая засияла и быстрее закружилась вокруг своей оси. – Ты такая милая. Не грусти. Пожалуйста.



Нейтронная тихо вздохнула, осознавая, что никуда эта нахальная желтая не денется – так и будет виться рядом. Еще бы понять, зачем.



Она так и не поняла. Но это было и не важно – они вместе кружили в скоплении, не обращая более внимания на шепотки за спиной. Нейтронная оберегала желтую, защищала от излишне ретивых звезд. А та, в ответ, дарила нейтронной тепло и ощущение уюта, который умела создавать только она. Одним только своим присутствием.




@темы: Фики, ФБ