01:28 

Второй пошел

emercy
Название: Хэллоуин, Пасха и Рождество
Автор: emercy
Бета: Ayliten
Размер: мини, 1937 слов
Пейринг/Персонажи: Минерва Макгонагалл, Северус Снейп
Категория: джен
Жанр: missing scene
Рейтинг: G
Краткое содержание: Минерва наблюдает за Снейпом.
Дисклеймер: все права на мир и персонажей принадлежат Дж.К. Роулинг

Минерва Макгонагалл возвращалась из теплиц, где помогала Помоне Спраут замаскировать ее опасных питомцев под вполне безобидные растения. Она торопилась: Флитвик обещал проследить за Снейп и Кэрроу, но удастся ли ему не выпускать из виду всех троих? Сегодня Хэллоуин, не хотелось бы узнать, как празднуют его темные маги. Бросив мимолетный взгляд на стадион, профессор заметила Снейпа, наблюдающего за студентами. Теперь не было соревнований по квиддичу, но по случаю праздника Роланда устроила дружеский, без бладжеров, матч. Она увлеклась игрой и не заметила черную фигуру директора. Минерва собралась окликнуть ее, но тут Снейп поднял палочку.

— Ступефай!

Снейп с выражением крайнего удивления на лице повалился на землю. Минерва побежала к стадиону, отчаянно надеясь, что успела. Студенты радостно зааплодировали. С ними как будто было все в порядке.

— Что с ним теперь делать? — спросила Хуч. Минерва поджала губы.

— Придется привести его в чувство, иначе его хозяин пришлет сюда еще нескольких кэрроу. Уведи детей.

Когда нервно оглядывающиеся первокласники вернулись в замок, Минерва направила на Снейпа свою палочку и выдохнула:

— Эннервейт!

Снейп поднялся и, подобрав свою палочку, позволил себе усмешку:

— Кажется, нападать на директора становится в этой школе традицией. Возможно, у нас стало одной проклятой должностью больше?

Минерва невольно взглянула на Астрономическую башню.

— Не сравнивайте Альбуса с этим чудовищем! Он никогда бы не поступил так, даже с вами!

— Чего нельзя сказать о вас. Какого Мерлина, Минерва? — Снейп перестал паясничать и теперь говорил резко и отрывисто. — Это что, новый план доблестного Ордена — заманивать в замок слуг Темного Лорда? Хочешь, чтобы директором стала Беллатрикс? Или чтобы тебя замучили на глазах у студентов?

— Нет, поэтому я и отправила их в замок, — гордо выпрямилась Минерва. Снейп отшатнулся, словно от удара. — Скажи, какое проклятие ты на них наложил, и позволь послать патронуса Поппи. А потом можешь делать со мной, что угодно.

— Воистину, Гриффиндор — это диагноз, — покачал головой Снейп. — Ты могла десять раз проверить мою палочку, пока я валялся без сознания.

— Я не разбираюсь в темных искусствах.

— Уверяю тебя, это заклинание ты знаешь. — Снейп протянул палочку. Минерва, после некоторого колебания взяла ее.

— Приори Инкантатем... Согревающие чары? — Она почувствовала, как заливается краской до корней волос. Но смущение быстро сменилось облегчением — детям ничего не грозит, а потом все чувства вытеснил гнев.

— Ты, самовлюбленный гад! Да ты понимаешь, что мы передумали?! Мало тебе того, что дети боятся есть и пить? — Минерва схватила Снейпа за грудки и трясла его, как грушу.

— Успокойся уже, — прошипел тот, отцепляя ее от себя. — Я уже понял, что невербальные чары не лучший выбор в твоем присутствии. И, ради Мерлина, прими больной вид, не порть мне репутацию.

Минерва засмеялась и опустилась прямо на мерзлую землю. Затем ее смех перешел в рыдания. Снейп что-то кричал, но Минерва не слушала. Наконец Снейпу это надоело, он схватил ее под руку, рывком поднял с земли и наставил на нее свою палочку. Минерва даже не успела испугаться.

— Аугаменти, — четко, почти по слогам сказал Снейп. Холодная вода плеснула в лицо. Минерва отступила на шаг, поморгала и сделала глубокий вдох. Страх и боль никуда не делись, но, по крайней мере, она смогла сосредоточиться на реальности.

А в реальности к ним приближались Кэрроу.

— Кажется, ты перестарался, Северус, — не скрывая злорадства, ухмыльнулась Алекто. Снейп пожал плечами.

— Профессор Макгонагалл вела себя непочтительно, за что и поплатилась.

— Брось ее здесь, это будет ей отличным уроком.

— Стоило бы, — кисло ответил Снейп. — Но где найти замену? Кто согласится взять под крыло этих малолетних преступников? Или учить превращать спички в иголки?

— Это точно, — ухмыльнулся Амикус. — Но как ты собираешься доставить ее в замок?

— Наколдую носилки. Не Левикорпусом же ее тащить.

— Я сама в состоянии дойти, — приосанилась Минерва.

— Но позвольте мне хотя бы предложить вам руку, профессор, — преувеличенно вежливо протянул Снейп. — Пусть ученики порадуются нашему согласию.

— Благодарю, директор, — процедила Минерва, приняла руку под улюлюканье Кэрроу.

На самом деле, это ей пришлось тащить Снейпа — Ступефай не прошел даром. Но в Больничном Крыле мерзавец потребовал «оказать профессору Макгонагалл необходимую помощь», а затем бросил Минерве:

— Жду вас после ужина, профессор. Надеюсь, вы к тому времени достаточно придете в себя, чтобы внятно объяснить свое поведение.

И удалился, но без своих традиционных разворотов на каблуках и эффектных взмахов мантией. Минерва подавила усмешку, пытаясь сохранить «больной вид».

— Что он сделал? — взволнованно спросила Поппи.

— Не знаю, — легко соврала Минерва. — А что показала диагностика?

— Ничего, — сердито ответила целительница. — Есть проклятия, которые нельзя определить диагностическими чарами. Наверно, это одно из них.

Да уж, тяжело искать черную кошку в темной комнате. Особенно если ее там нет. Минерва почувствовала, как ее снова начинает разбирать смех, и поспешно сделала еще глоток успокоительного.

— А Снейп не хвастался, чем он меня приложил?

— Еще бы он сознался! Сказал, что ты просто устала и переволновалась.

Наверное, это дар свыше — говорить правду так, чтобы никто тебе не верил. Или проклятие? У магглов есть такая легенда, про пророчицу, которая отвергла любовь бога. Интересно, чью любовь отверг Снейп? Нет, она точно сходит с ума. Любовь к Снейпу!

— Возможно, это что-то ментальное, — пробормотала Поппи, глядя, как Минерва глушит, иначе не сказать, успокоительное. — Выпей еще перечного зелья. У тебя совершенно больной вид.

Минерва рассеянно кивнула ей. Затем встала — пора было возвращаться к своим обязанностям. Наколдовала зеркало и какое-то время рассматривала себя. Бледная кожа, тусклые волосы, темные круги и покрасневшие глаза. Больной вид. У нее, у Поппи, у Снейпа, у Помоны, у Филиуса, у Горация — у них всех, за исключение Кэрроу, но Кэрроу не в счет. Даже у Хагрда, Филча и Ирмы. Даже у вечно пьяной Сибиллы.

Они все устали и переволновались. Устали и переволновались на войне.

***

Минерва встречала детей, вернувшихся с пасхальных каникул. Раньше в этот день в холле царило радостное оживление. Мерлин, да она бы обрадовалась даже традиционным стычкам гриффиндорцев и слизеринцев! Кажется, прошла вечность с тех пор, когда камнем преткновения были кубок по квиддичу и снятые баллы. Или это она ничего не замечала?

Вот еще одной ученицы они недосчитались. Джинни Уизли. Но на этот раз Снейп не сможет рассказывать сказки о домашнем обучении.

Ужин в Большом зале закончился на удивление быстро. Как только Снейп поднялся, Минерва обратилась к нему:

— Не уделите мне несколько минут, директор?

— Это не может подождать до завтра? — недовольно отозвался тот. — Я занят.

Вероятно, собрание, то-то Кэрроу так рано ушли из-за стола.

— Тогда просто ответьте, — голос невольно стал умоляющим, — где Джинни Уизли?

Коллеги, услышав вопрос, замерли.

— Понятия не имею, — ответил Снейп. — Однако, полагаю, это я должен у вас спрашивать. Но раз уж так сложилось, что ни вы, ни я не в курсе местонахождения мисс Уизли, предлагаю для начала послать сову ее родителям.

— Северус! — воскликнула Помона. — Ради Мерлина, о чем вы говорите! Идет война!..

— Ах, да... — рассеянно кивнул тот. — Тогда, конечно, патронуса.

— Северус! — голос Минервы предательски задрожал, — Она ведь ни в чем не виновата!

— Склонен с вами согласится, дурной вкус в ее случае — скорее всего наследственное. Однако я спешу, коллеги, прошу меня простить. Минерва, свяжитесь с Уизли. В конце концов, на каникулах именно они отвечают за свою дочь.

Прежде чем возмущенная Минерва успела что-либо возразить, Снейп поспешно вышел из-за стола и метнулся к выходу.

— Интересно, что там у них произошло, что он так торопится? — задумчиво протянула Помона. — И Малфоя с собой не взял.

— И хорошо, что не взял, — сказал Филиус. — Малфой и без того выглядит — краше в гроб кладут.

— Что на самом деле интересно, так это почему все ученики ушли с ужина, засыпая на ходу, — вмешалась Поппи. — Гораций, вы не исследуете остатки еды?

Слагхорн довольно быстро установил, что пищу подмешано зелье Сна без Сновидений.

— Гораций, вы сможете изготовить противоядие?

— Но противоядия нет, — Слагхорн поник головой. — Я могу, конечно, изготовить снадобье, которое нейтрализует действие зелья, но оно будет довольно токсично, и без крайней необходимости я бы не рекомендовал его пить. И моих запасов ингредиентов хватит от силы на человек десять.

— Пока Снейпа нет, кто-нибудь я могла бы слетать за ингредиентами, — предложила Роланда Хуч.

— Почему нет? — возразил Флитвик. — Он на территории Хогвартса, если точнее, около могилы Альбуса.

— Что он там делает? — не сдержала удивления Минерва.

— Не знаю, я наложил самые примитивные из Следящих чар — опасался, что он заметит.

— Я схожу, посмотрю.

— Минерва, я вам не позволю! — в один голос воскликнули Флитвик и Слагхорн.

— У меня больше шансов остаться незамеченной.

Минерва обернулась кошкой и побежала к выходу, но Хогвартс не открыл перед ней двери. Пришлось снова принять человеческий облик.

— Филиус, это просто смешно...

— О чем вы говорите, Минерва, я вас не понимаю, — растерянно ответил коллега.

— Кто-то заблокировал дверь, — объяснила Минерва.

И по их лицам тотчас поняла, кто.

— Филиус, Помона, Гораций, помогите мне! — скомандовала она, выхватив палочку. — Нужно открыть двери!

— Кому открыть? — тихо спросила Помона. Минерву затрясло.

— Гораций, приготовьте этот ваш нейтрализатор, — сказала она. — Спасем, сколько сможем, в случае чего.

— Возможно, там Гарри? — неуверенно предположил Гораций. — Это бы объяснило, зачем заблокирована дверь — чтобы Гарри не попал в замок.

— А студентов зачем усыплять? — сердито спросила Поппи.

— Чтобы никто не оказался снаружи.

Лица коллег просветлели.

— Я разузнаю, что там происходит. У кошек свои пути.

В анимагическом облике Минерва осторожно выбралась наружу и потихоньку подкралась к гробнице Альбуса. Снейпа здесь уже не было, а сама гробница оказалась раскрыта. Потрясенная Минерва тотчас же приняла обычный вид и заглянула внутрь.

— Профессор Макгонагалл? Я тоже считаю эту гробницу ужасно унылой, но о подобном вандализме даже не помышлял. — Снейп появился, как всегда, бесшумно. Минерва выхватила палочку, но смогла сдержаться — ради детей.

— Вам, вероятно, хотелось бы, чтобы этой гробницы не было, — стараясь не сорваться на крик, сказала Минерва. Снейп тем временем несколькими взмахами палочки закрыл гробницу.

— Вы даже не представляете, как, — криво усмехнулся он. — Думаю, Альбус тоже был бы не в восторге. Ему нравились яркие цвета.

Минерва улыбнулась в ответ как можно более сладко и вынула палочку.

— Раз вы так считаете…

Гробница Альбуса Дамблдора стала ало-золотой. Еще бы герб, но это более кропотливая работа, а пока сойдет и так.

— Директор должен был беспристрастен, — холодно сказал он. — А восемь цветов, или даже четыре — это уже за гранью хорошего вкуса. Как насчет пасхальных цветов?

Минерва вернула гробнице ее прежний цвет. Жаль, никто не видел, детей бы это подбодрило.

— Это разумно. Могли бы пойти совершенно нежелательные слухи, — заметил Снейп.

— Что здесь произошло? — спросила Минерва.

— Ничего, о чем бы вам следовало знать. Воспользуйтесь случаем и отправляйтесь спать.

— Еще скажите, что я устала и переволновалась.

— Не люблю повторяться. Лучше я скажу, что следы уничтожил, а Хогвартсу пока ничего не угрожает. Поэтому можете идти спать, а можете навестить Уизли или кого-то еще, или бродить всю ночь по коридорам, как пожелаете. Доброй ночи.

Снейп развернулся и направился в замок. Минерва несколько задержалась, но, как он и сказал, не обнаружила никаких следов. Зато за это время Молли прислала патронус — Джинни осталась дома. Хоть что-то хорошее за весь день. Минерва подумала, что зря подозревала Снейпа, и, как после той нелепой ошибки с Согревающими чарами, ей на миг стало стыдно.

— Ты бы извинился перед ним, Альбус? — спросила она вслух. Ответа не было, но Минерва знала — Альбус бы извинился. Если бы вообще у него возникли подобные подозрения.

***

Первое Рождество после войны было невеселым. Минерве казалось, Хогвартс никогда не будет прежним. Слизерин держался особняком, а остальные факультеты объявили змейкам войну. Серьезно никто не пострадал, но напряжение было не меньшим, чем в прошлом году. Что бы предпринял Альбус, интересно? Или Снейп?

Минерва вздохнула. Она так и не извинилась перед Снейпом, о чем горько пожалела, когда узнала о его подлинной роли в войне. Попросить, что ли, прощения у его гробницы? Почему-то эта мысль не показалась глупой. Когда праздничный ужин закончился, она встала из-за стола и сказала, что хочет прогуляться в одиночестве. Коллеги никак не прокомментировали это бестактное заявление. Только Сибилла понимающе хихикнула, но Поппи толкнула ее локтем, и та замолчала, растерянно хлопая глазами.

Гробница Снейпа — точнее, мемориальный камень, потому что тела так и не нашли, — разумеется, была черной. Минерва подошла к ней и громко сказала:

— Прости.

В тот же миг камень окрасился в зеленый и серебряный цвета. У Минервы словно камень с души упал. Она взмахнула палочкой, и серебро сменилось красным, а зелень стала более яркого цвета — как у ели.

— Директор должен быть беспристрастным. Как насчет рождественских цветов?

@темы: Мое, ФБ, Снейпомания, Фики

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

След на теплой золе

главная